Новости партнеров
Прослушать статью

«Маневры за спиной Москвы» США покидают Ближний Восток. Почему это не поможет России усилить свои позиции в Сирии

Фото: Image Bank / Legion-Media

После вывода американского контингента из Афганистана президент США Джо Байден пообещал, что Соединенные Штаты больше не станут проводить военные операции ради наведения порядка в других странах. И теперь на повестке дня — уход американцев с Ближнего Востока. В Вашингтоне понимают, что это развяжет руки России, и уже начали работу на опережение: появились сообщения о тайных переговорах Белого дома с сирийским президентом Башаром Асадом. Однако Москва явно не хочет терять свои позиции в Сирии, особенно сейчас, когда влияние США начинает ослабевать. 14 сентября в Кремль на разговор к Владимиру Путину неожиданно прибыл сирийский лидер. Президенты обсудили послевоенное восстановление Сирии, и основным препятствием в этом процессе Путин назвал как раз иностранное военное присутствие. Нетрудно догадаться, что речь шла о войсках США и их союзников. Чем обернется для США окончание сирийской кампании на фоне провала в Афганистане и как изменятся позиции России на Ближнем Востоке — в материале «Ленты.ру».

Афганский опыт

За последнее десятилетие численность американского контингента за рубежом сократилась почти вдвое. Очередным этапом стала эвакуация войск из Афганистана в конце августа. Последние дни пребывания в Кабуле отметились для США потерями личного состава, брошенной военной техникой и атаками на мирных афганцев. Президент Джо Байден в обращении к нации по случаю завершения 20-летней афганской кампании объявил об окончании эры военных вмешательств с целью переустройства других стран.

И эти слова не стали пустым звуком. К концу 2021 года американцы планируют завершить и боевую миссию в Ираке. Соглашение об этом уже заключено с иракским премьером Мустафой аль-Казыми. Пентагон больше не будет принимать участие в масштабных операциях на территории страны, но займется обучением бойцов Вооруженных сил Ирака, а также точечной борьбой с террористами ИГ.

По данным Associated Press, Соединенные Штаты также сворачивают силы ПВО в Саудовской Аравии — и это несмотря на продолжающиеся воздушные атаки со стороны йеменских повстанцев-хуситов.

Байден пытается уйти с Ближнего Востока и сократить участие США в военных конфликтах, констатировал в разговоре с «Лентой.ру» эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Алексей Наумов. Однако реализовать этот замысел мешает активность Саудовской Аравии, Ирана и России, которые наращивают влияние в регионе вместе с ослаблением позиций Белого дома.

Как пояснил «Ленте.ру» директор Центра перспективных американских исследований ИМИ МГИМО МИД России Максим Сучков, в рамках новой концепции внешней политики Белый дом постарается не допустить, чтобы из региона исходила опасность для США. «При этом в администрации Байдена все еще заинтересованы в том, чтобы не позволить региону превратиться в оазис геополитических, экономических, военно-технических и иных возможностей для России и Китая», — отметил он.

Нацеленность США на сдерживание России в ближневосточном регионе может стать угрозой интересам Кремля. Один из крупнейших миротворческих проектов Москвы на Ближнем Востоке за последние годы — борьба с терроризмом и восстановление государственности в Сирии. С 2015 года вся территория этой страны стала зоной политического и экономического столкновения Москвы и Вашингтона, а также легионов их союзников. Однако в настоящий момент США все меньше контролируют сирийское направление, на котором все больше закрепляется Россия.

Горячая фаза

В 2014 году по инициативе США в Брюсселе была сформирована Международная антитеррористическая коалиция по борьбе с ИГ в Ираке и Сирии. С того же года без согласия официального правительства Асада военный контингент Соединенных Штатов и еще 60 стран дислоцируется на сирийской территории. Их силы размещены на землях, подконтрольных вооруженной оппозиции в лице Демократических сил Сирии (ДСС), а также курдских «Отрядов народной самообороны» (ОНС).

2000
солдат США
были дислоцированы на территории Сирии к 2018 году

США изначально не ставили амбициозных целей в отношении Дамаска. К 2020 году вмешательство в конфликт с террористами ИГ и спонсирование вооруженной оппозиции обошлись Вашингтону в 40,5 миллиарда долларов. По данным СМИ, американцы возвели в Сирии 12 военных баз и два блокпоста. При этом с 2014 по 2017 год антитеррористическая коалиция совершила более 28 тысяч авианалетов по различным объектам в Сирии.

Спустя четыре года после начала военной кампании 45-й президент США Дональд Трамп объявил о победе над ИГ в Сирии и выводе всех американских войск с ее территории.

Но ситуация обернулась совсем не так, как предполагали в Вашингтоне. Основным камнем преткновения на пути к выводу войск стал нефтяной вопрос. К третьему году войны с террористами северо-восток Сирии оставался районом, в котором все еще сохранялась промышленная инфраструктура нефтяной отрасли страны. Террористы использовали местные добывающие вышки для собственного обогащения. К тому же большая часть оборудования оставалась целой к тому моменту, когда вооруженная оппозиция вместе с США отбила его у ИГ.

По данным Вашингтонского института Ближнего Востока, вплоть до 2017 года нефть сирийского северо-востока приносила боевикам ИГ до 1,5 миллиона долларов ежедневного дохода. А с 2018 года курды и ДСС, установившие контроль над этими месторождениями, по некоторым данным, торгуют ресурсами с официальным правительством Асада.

В октябре 2019 года Трамп объявил, что на сирийской территории останутся 600 американских солдат и офицеров. По замыслу Белого дома, этот контингент должен был охранять нефтяные вышки курдских союзников от захвата террористами. Вскоре после появления этой информации официальный представитель МИД России Мария Захарова решила разоблачить Вашингтон, сообщив, что контрабанда сирийской нефти приносит американцам порядка 30 миллионов долларов в месяц. То есть Белый дом получает прибыль «в обход собственных санкций».

Дело в том, что еще в марте 2019 года Конгресс США принял так называемый закон Цезаря. Этот акт наложил ограничения не только на правительство Асада и его приближенных, но и на всех, кто с ними сотрудничал. Такой шаг был необходим, чтобы исключить непроизвольное участие американцев в нефтяных сделках с официальным Дамаском. Однако в 2021 году стало известно, что не только вооруженная оппозиция, но и администрация Трампа нашла лазейку в принятых ею же законах.

Схема вскрылась после прихода Байдена в Белый дом в январе 2021-го. Оказалось, что еще с апреля 2020 года американская компания Delta Crescent Energy добывала нефть на северо-востоке Сирии. По документам, предприятие в особом порядке было освобождено от действия санкций и помогало курдам и ДСС продавать нефть как Сирии, так и ее соседям — Ираку и Турции. При этом часть денег от торговли, вероятно, поступала Соединенным Штатам. О существовании других похожих схем ничего не известно.

После этого Белый дом решил не продлевать освобождение от санкций для Delta Crescent Energy. Ожидается, что компанию закроют, поскольку, как заверяет анонимный чиновник в Белом доме, при Байдене стало «неуместно» использовать военную силу для получения экономических выгод. Уже 9 февраля 2021 года представитель Пентагона Джон Кирби заявил, что войска США в Сирии будут сосредоточены на борьбе с ИГ, а не на охране нефтяных месторождений.

«Внятные цели, недорогое присутствие»

Несмотря на заявления Байдена о смене стратегии во внешней политике США на Ближнем Востоке, некоторые факты, касающиеся Сирии, говорят о сохранившемся интересе к присутствию в долине Евфрата. В марте 2021-го министр нефти и минеральных ресурсов Сирии Бассам Томе рассказал, что американцы контролируют до 90 процентов действующих сирийских месторождений.

92
миллиарда долларов
во столько Сирия оценивает совокупные потери в нефтяной отрасли от американского присутствия в стране

В 2021 году, после вывода основной группировки войск, на северо-востоке и юге Сирии остались 900 американских военнослужащих, включая спецназ «зеленых беретов». Они контролируют десять военных баз, которые предназначены для удержания важных экономических регионов. Четыре из них возведены в богатой нефтяными месторождениями провинции Дейр-эз-Зор, пять дислоцированы в провинции Хасека, где помимо нефти находятся самые плодородные земли Сирии. Одна военная база в южной провинции Хомс — Эт-Танф — по-прежнему контролирует границу с Ираком.

Сирийское агентство SANA регулярно передает информацию о грузах, которые конвои США вывозят с территории Сирии в Ирак. В марте сообщалось, что американцы вывезли с сирийской территории 300 цистерн с нефтью. В июле были замечены 40 грузовиков с нефтью и пшеницей, которые двигались к иракско-сирийской границе. А спустя месяц американский конвой вывез в Ирак 80 автоцистерн с «украденной сирийской нефтью».

Из Сирии также поступали сообщения о том, что колонна из 37 грузовиков с вооружением и инженерной техникой, а также из 11 военных трейлеров с грузами, принадлежащая США, прибыла из Ирака на сирийскую территорию через погранпереход аль-Валид. 7 июля в Сирию прибыла другая колонна США, состоящая из 44 грузовиков с «материально-техническим оборудованием». Цель прибытия этих грузов пока что неизвестна.

10 августа заместитель помощника министра обороны США по делам Ближнего Востока Дана Строул, выступая на слушаниях комитета Сената по международным отношениям, заявила, что Вашингтону необходимо сохранить военный контингент в Сирии для оказания помощи вооруженной оппозиции ДСС в борьбе с террористами ИГ. Причем это, по ее словам, должно стать приоритетным направлением внешней политики администрации Байдена.

Максим Сучков уверен, что Вашингтон будет сохранять свое присутствие в Сирии лишь для сдерживания российского влияния на ситуацию в ближневосточном регионе.

Контингент в Сирии, считает он, позволяет США контролировать ситуацию на сирийско-иракской границе, поддерживать курдов, не давать развернуться ИГ и проиранским силам, а также не допустить того, чтобы Асад «окончательно овладел занимаемой курдами территорией, богатой нефтью».

По мнению Алексея Наумова, присутствие США в Сирии будет включать больше дипломатических шагов, чем военных. Противостояние ИГ ограничится ударами беспилотников и точечными операциями по уничтожению либо захватом отдельных боевиков. США уже сейчас «не очень желают» соблюдать изоляцию Асада, а страны Ближнего Востока в силу своих возможностей стараются выходить на взаимодействие с Дамаском. Эксперт полагает, что американцы еще до конца правления Байдена «окончательно покинут Сирию».

«Конфронтация, координация, кооперация»

Одна из главных задач США в контексте «большой игры» на Ближнем Востоке — не позволить России «одержать политическую победу» в Сирии, считает Максим Сучков. Сам по себе Дамаск не имеет большого веса для Вашингтона. Однако сирийская война и участие России в ней на стороне Асада «видится США опасным прецедентом по оспариванию американского влияния и доминирования в мире».

И действительно, Путин на своей последней встрече с Асадом назвал присутствие иностранных военных в Сирии основным препятствием для консолидации страны.

По словам российского президента, Дамаск показывает положительные тенденции в объединении и возрождении государства. Об этом, по мнению Путина, свидетельствует победа Асада на последних президентских выборах, где он набрал 95,1 процента голосов избирателей. При этом правящий режим, по информации Кремля, контролирует 90 процентов сирийских территорий.

Однако поводом для внезапного визита Асада в Москву было не только подведение итогов успешного сотрудничества. Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Борис Долгов в разговоре с «Лентой.ру» отметил, что сирийского президента сильно волнует дестабилизация ситуации в сирийской провинции Идлиб, где сейчас ведутся бои против исламистских и оппозиционных группировок. Другой важной темой разговора могла стать финансовая поддержка России процесса мирного урегулирования в Сирии.

Встреча Асада и Путина могла состояться и по другой причине. В середине августа политолог Рами аль-Шаер сообщил, что сирийский президент якобы вступил в переговоры с Байденом — все из-за конфликта с повстанцами в южной провинции Даръа. По словам эксперта, таким образом сирийский президент намерен обезопасить себя от продвижения израильских войск на юго-западе Сирии, где Тель-Авив удерживает Голанские высоты и может воспользоваться нестабильностью для расширения своей зоны контроля.

Аль-Шаер также допустил, что Асад обратится к Вашингтону за помощью в подавлении восстания в Даръа, поскольку Москва выбрала путь примирения режима с мятежниками, что не соответствует планам Дамаска, который хочет полностью сокрушить своих оппонентов.

Исследователь вашингтонского Института Ближнего Востока (MEI) Антон Мардасов сдержанно оценивает подобную «инсайдерскую» информацию. По его словам, контакты с Белым домом действительно необходимы Асаду, однако для других целей. Во-первых, для ослабления зависимости от Ирана и России, а во-вторых, для получения коридора возможностей в налаживании экономического сотрудничества со странами Персидского залива, к примеру с ОАЭ. Более того, Мардасов не видит ничего неожиданного в стремлении Дамаска «проводить маневры за спиной Москвы».

Алексей Наумов считает сирийско-американское сотрудничество в принципе невозможным, поскольку «режим Асада представляет из себя антитезу режиму США». Москва же не уступит президенту-демократу ведущую роль в деле мирного урегулирования на сирийской территории. По его мнению, Россия является не только самой влиятельной, но еще и безальтернативной для Асада иностранной силой, присутствующей в его стране. Ведь помимо США и России свои интересы там защищают такие государства, как Турция, Израиль и Иран.

Действительно, за 2021 год Россия добилась определенных успехов в сирийском миротворческом проекте. 1 сентября российские и сирийские войск�� полностью взяли под свой контроль упомянутую выше мятежную провинцию Даръа. Между боевиками и сирийским правительством был заключен договор о прекращении огня. Более 400 повстанцев согласились сдаться, у них изъяли более 300 единиц оружия, включая минометы и станковые гранатометы.

К тому же 7 и 11 сентября Военно-космические силы России провели бомбардировки позиций сирийских боевиков в провинции Идлиб, которая является одной из самых проблемных зон в стране. Поддерживая процесс мирного урегулирования, в ноябре 2020 года Москва выделила Дамаску более миллиарда долларов. Эти средства направлены на «гуманитарные цели, восстановление электросетей и промышленного производства, объектов религиозного культа».

***

По мнению Максима Сучкова, Россия продолжит искать пути для созидательного диалога с Вашингтоном по Сирии: «Будет стремиться к более осмысленной кооперации, выдерживать приемлемый для себя баланс конфронтации и по возможности выжимать максимум из координации». При этом токсичность темы коммуникаций с Кремлем в общественном и политическом дискурсе США не позволит настроить полноценное публичное взаимодействие между странами, обращает внимание Алексей Наумов.

Как бы там ни было, стоит помнить, что и Москва, и Вашингтон, заходя в Сирию, изначально заявляли главной целью борьбу с международным терроризмом. При этом в остальном цели двух держав явно расходились. Так что будущее российско-американских отношений на Ближнем Востоке только ждет своего развития.