Вводная картинка
Путешествия

«Мы помогли сотням людей поверить в себя» Семья из России прожила 8 лет в океане и установила рекорд. Как им это удалось?

Фото: Юлия Галушина

В пятницу, 26 ноября, завершилась первая в мире кругосветная экспедиция с детьми через великие мысы и Антарктиду под парусом. И совершила ее простая российская семья Клочковых из Новосибирска. Спустя три года и 13 дней после старта их яхта Lady Mary пересекла свой след между островами Таити и Хуахине. За это время отважные сибирские мореплаватели прошли все меридианы, все океаны, кроме Северного Ледовитого, пять южных мысов, включая мыс Горн, мыс Доброй Надежды и мыс Люин, Магелланов пролив, пролив Дрейка, а также дважды пересекли экватор, столкнулись с бессчетным количеством штормов и бурь, вошли в Книгу рекордов России за самое южное кругосветное плавание, совершенное с детьми, и оставили свой след в истории. С приходом пандемии семье пришлось задержаться в Западной Австралии, а через полтора года выходить в Тихий океан, рискуя до полугода не пристать ни к одному берегу: все страны по маршруту закрыты из-за пандемии, и нельзя получить помощь даже в случае экстренной ситуации. Документальный фотограф и репортер Юлия Галушина запечатлела последние этапы кругосветного приключения Клочковых и пообщалась с путешественниками, чтобы выяснить, через что им пришлось пройти. Ее фотопроект об их жизни в океане — в галерее «Ленты.ру».

Двери захлопнулись

Марина Клочкова, мать семейства Клочковых:

«"Земля, однако", — тихо сказал капитан, когда я тщетно пыталась заснуть после ночной вахты. Сев на диванчике в рубке, я уставилась на океан и ничего не увидела. Облака укрывали горизонт, из океана не торчало ни горки, ни холмика. И только потом я поняла, что эти высокие, вычурно изогнутые облака и есть остров… Это удивительное чувство — ты можешь не видеть никакой земли, но зная, что она здесь, иначе воспринимаешь себя и яхту в океане. Желание сойти на земную твердь стало идеей фикс. Но пока нам это не светит.

О пандемии мы узнали в Индийском океане, успели зайти в Западную Австралию за один день до закрытия границ — отремонтировать лодку и закупить продукты. Ожидая открытия, мы застряли в стране на полтора года. Ни в одном государстве мира, кроме России, не были так долго. Самый странный период за все время плавания. Мы жили счастливой земной жизнью — ходили в школу, в кружки, в гости, но не могли двигаться к цели, дело нашей жизни застопорилось на взлете. Не имея возможности продолжать кругосветку, мы путешествовали по Австралии с друзьями на машине и ночевали в австралийском буше.

3 сентября 2021 года мы оформили выход из страны, чтобы пересечь Тихий океан и завершить кругосветку. Не идти не могли, хоть и знали, что скорее всего не удастся пристать ни к какому берегу на всем протяжении пути. Это самый долгий и непредсказуемый переход за восемь лет плавания — три месяца пути. Но что поделать, к весне нам нужно оказаться дома.

Уже почти 90 дней мы бороздим просторы океана в автономном плавании, без заходов в порты — страны закрыты из-за коронавируса и не хотят пускать к себе даже в экстренном случае. Запасов еды на яхте хватит еще на четыре-пять месяцев, хотя свежие продукты почти закончились. Не было проблем и с пресной водой, только вот два месяца назад сломался опреснитель и наша автономность пошатнулась».

«Это реально может привести к смерти»

Борясь со встречным ветром и течением, мы пересекли экватор и дошли до атолла Рождества (остров Кирибати). К тому моменту запасы воды истощились, и что еще хуже — случились две серьезные поломки паруса и такелажа. Впереди огромный закрытый океан и бесконечный путь с непредсказуемыми остановками. Поэтому мы выяснили у местного агента о возможности захода на остров Рождества с «экстренной остановкой». По морскому законодательству на нее имеет право каждое судно в любой стране мира. Агент связался с властями и дал инструкции для входа.

Но власти, даже узнав, что мы уже 70 дней в изоляции, отказали: «Ищите другую страну!» Невзирая на запрет, мы встали на якорь чинить то, с чем нельзя двигаться дальше. Несколько раз повторили запрос на пресную воду, для пущей убедительности сказали, что умрем без их помощи, а на своих запасах до следующей страны не дойдем.

Хозяева после уговоров, было, поинтересовались, сколько воды нам надо и есть ли у нас наличные, затем исчезли и выпроводили нас по рации. Вышвыривать в океан моряков, которые просят о помощи и не представляют угрозы заражения — это нарушение прав человека и здравого смысла. Именно это реально может привести к гибели людей. И этот вопиющий случай, увы, не единственный.

К детской мечте

Экипаж яхты состоит из четырех человек — капитана Клочкова Андрея, его жены и старшего помощника Клочковой Марины, их дочери и старшего матроса Клочковой Анастасии, а также 10-летней юнги Клочковой Лады.

Как рассказывает Марина, она влюбилась в море еще будучи ребенком — несколько раз перечитывала книгу французского писателя Жюля Верна «Дети капитана Гранта», отслеживала путь книжных героев по карте и мечтала обойти всю планету под парусом. С возрастом девушка поняла, что мечта эта несбыточна, и к окончанию школы перестала витать в облаках, получила обычную профессию, завела семью.

Но спустя время судьба сама привела россиянку с морским именем к детской мечте — когда старшей дочери Насте исполнилось три года, ей поставили диагноз: бронхиальная астма. Чтобы вылечить девочку, семья начала чаще выезжать к морю, а позже Клочковы решили потратить отложенные на квартиру деньги на покупку яхты и переехали в океан. К тому моменту Насте уже было 12 лет, а Ладе, младшей дочери, 2,5 года. Сейчас они находятся в плавании уже больше восьми лет.

Как оказалось, Андрей Клочков тоже зачитывался приключенческой литературой в детстве и представлял себя мореплавателем. Именно он убедил жену в том, что у них получится реализовать эту мечту. Чтобы увереннее чувствовать себя в океане, он отучился в яхтенной школе, а затем занялся перегонами яхт и регатами.

Только смелым покоряются моря

«От многих, кто шел через шторма, я слышал, что яхта — щепка, носимая могучими волнами, и от их милости зависит, выживешь ты или нет, — говорит Андрей. — Я думаю иначе. Единственный выход выжить в океане — это стать его частью, встроиться в его вибрации. Я научился чувствовать океан, ветер, парус, лодку, даже когда сплю. Стихии не несут опасности, если научиться с ними взаимодействовать».

По словам Марины, муж знает о больших водах и яхтах буквально все. Он идеально ориентируется в океане, опираясь на тучи, солнце, звезды и другие природные подсказки, умеет пользоваться секстантом (прибор для определения положения судна по звездам, основной навигационный инструмент в доэлектронную эпоху, — прим. «Ленты.ру»). Поэтому даже в случае выхода из строя электронного навигационного оборудования, капитан доведет яхту до суши.

«В Южной Атлантике от Магелланова пролива до острова Тристан-да-Кунья шторм не прекращался 29 дней, — продолжает Марина. — Андрей старался, насколько это возможно в шторм, обеспечить комфортное пребывание внутри лодки: чтобы по салону ничего не летало, чтобы мы могли есть и спать.

В пятистах милях к северу от мыса Горн нас догнал самый сильный шторм, 11 баллов. В прежние времена три корабля из пяти терпели катастрофу в этом месте. Моряки, прошедшие самый опасный мыс планеты, имели право носить золотую серьгу в ухе и получать бесплатный ром в кабаках Британской империи. Из постсоветского мира мы единственная семья с детьми, прошедшая мыс Горн под парусом».

«Мы готовы терпеть»

«Экспедиция по высоким широтам круто отличается от увеселительного яхтинга у теплого берега с шампанским. В переходах качает так, что во время сна волосы скатываются в дреды. В холоде по стенам течет конденсат, и плесень растет даже активнее, чем в жаре. Если на постель попадет морская вода, она становится влажной и колючей. Но мы готовы терпеть эти временные неудобства. Ради чего?» — задает риторический вопрос Марина.

Наши дети трогают мир, а не читают о нем в учебнике. Они прошли около 40 стран, видели лунную радугу и молнии, которые бьют от моря в небо, встречали комодских драконов; ночевали на голой земле в джунглях Суматры и в палатке в глубине Австралии под вой диких собак динго. Дошли до самых удаленных островов планеты — Пасхи и Тристан-да-Кунья.

Однажды мы встречали Новый год в самом удаленном от любой земли месте — Океанском полюсе Недоступности, и ближе всех к нам были космонавты на МКС. Из Магелланова пролива Lady Mary сопровождали дельфины, раскрашенные как мишки-панды, в Тихом океане мы слышали пение китов, а в Антарктиде гуляли с пингвинами».

«Зато бассейн большой!»

Самая младшая из команды — Лада Клочкова — живет в океане с двух лет и уже привыкла к такому образу жизни. «Меня часто спрашивают, не страшно ли мне жить в океане, — делится Лада. — Конечно, нет! Потому что самое страшное — это улететь за борт, а я уверена, что этого не случится даже в шторм. Ведь в плохую погоду я не выхожу на палубу, а остальные при работе с парусами пристегиваются. Чего бояться шторма, если у нас есть точные карты и прогнозы погоды? С ними мы не нарвемся на рифы и заранее можем уйти в безопасное место. На любом берегу я сразу нахожу себе друзей. Да и родители с первой встречи общаются с людьми так, как будто знают друг друга давно. Все потому, что второй встречи может уже не случиться».

«В долгом круизе вокруг Земли твои друзья все и никто, — продолжает слова дочери Марина. — Мальта, Карибское море, Колумбия, Таити, Австралия — места, где остались наши люди, обретенные и потерянные за годы плавания».

«Когда мы шли вдоль экватора, купались каждый день, — вспоми��ает старшая сестра Лады Настя. — Надевали альпинистскую обвязку, привязывали ее канатом к яхте. Lady Mary идет, а ты, радостный, болтаешься на канате позади. Как говорит папа, квартирка у нас маленькая, зато бассейн большой. У нас есть правило: пока кто-то плавает, один человек стоит на палубе и осматривает окрестности — не видно ли плавников. Хотя, по статистике, людей от падения кокосов погибает больше, чем от акул.

Несколько лет назад я прочитала книгу "Сила мечты" Джессики Уотсон. Про то, как австралийская 16-летняя девочка в одиночку обошла Землю на яхте нон-стоп за 210 дней. Я подумала, что раз девушка смогла обойти Землю в одиночку, значит и я смогу. Нас ведь вон сколько — четверо. За восемь лет на Lady Mary я сама, без гормонов, победила бронхиальную астму и выросла от матроса до помощника капитана. Мне уже предложили крутую работу — в составе команды яхты, водящей экспедиции в Антарктиду».

«Баллада о борьбе»

«Кругосветка по самому сложному океанскому маршруту с детьми не укладывается в сознании многих людей. Некоторые даже думают, что наше плавание — постановка, и свои приключения мы снимаем на площадке Мосфильма, — смеется Марина.

Но это неправда. В океане мы сняли и смонтировали много фильмов о нашей кругосветке. Они есть на нашем YouTube-канале, транслируются на телеканале “Океан-ТВ” и выигрывают в кинофестивалях.

Мы и сами любим смотреть кино. За завтраком — фильмы об устройстве мира, дальних странах и исторических личностях, а перед сном — художественные картины. Они спасают от одиночества в переходе, напоминая, что в мире есть и другие люди, и они чувствуют, любят, и, как и мы, разгадывают жизненные ребусы. Также поддерживать боевой дух в штормовую погоду нам помогают песни Владимира Высоцкого, а “Баллада о борьбе” вообще стоит на будильнике».

Земли-призраки

«Наша кругосветка начиналась, как и большинство других, с востока на запад. Так мы прошли половину окружности Земли — от Средиземного моря до Таити. Но в середине Тихого океана поняли, что не успеваем до сезона ураганов уйти в безопасные широты. В ноябре 2018-го мы прервали первое кругосветное плавание на середине пути и пошли вокруг Земли во второй раз, в другую сторону. Так началась экспедиция по самому сложному кругосветному маршруту через все южные мысы планеты и Антарктику.

В тот момент мы были в двух шагах (полумесяце пути) от описанного Жюлем Верном острова Мария-Тереза на 37-й параллели. Он обозначен на большинстве карт мира, но современные исследования не подтвердили его существования. Андрей предложил устранить белое пятно на картах мира — сделать реальное географическое открытие или закрытие острова, а заодно и других рифов-призраков в этой местности: Юпитера, Вачуссета, Эрнеста Легуве и 1957.

Мы исследовали пустынную часть Тихого океана, куда не заходит ни одно судно, и теперь с уверенностью можем сказать: знаменитого рифа Мария-Тереза в Тихом океане нет».

Что теперь?

«После отказа в помощи и воде в стране Кирибати, нам наконец удалось собрать достаточно пресной воды с парусов во время ливней. Так что ситуация стала более управляемой. Ищем, куда пристать прежде, чем вода закончится. Впереди нас ждет пара квестов — где и как остановиться на ремонт, чтобы потом безопасно дойти до Владивостока. Зимой! Через самый большой океан планеты, который более, чем что-либо, закрыт на амбарный замок пандемии.

Мы ни разу не пожалели о выбранном пути. Если когда-нибудь в анкете мне нужно будет указать имя человека, который изменил мою жизнь, а позже — жизнь всей моей семьи, я отвечу: Жюль Верн. Возможно, наша экспедиция тоже изменит чью-то жизнь: сотни людей в соцсетях пишут, что такая сложная кругосветка, совершенная простой семьей, помогает им расправить крылья и поверить в свои силы.

Обойти Земной шар под парусом — амбициозная задача сама по себе. А с детьми, да по нехоженным широтам — кажется совершенно нереальной. Но мы это сделали. Мы хотим показать, что возможности человека больше, чем мы привыкли думать. Все по плечу, если очень захотеть.

Если бы мы, как тысячи других родителей, смирились с диагнозом дочери, и, как тысячи других людей, забыли о своих мечтах, ничего бы не было — ни кругосветного плавания, ни здорового ребенка, ни рекорда».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.