Моя страна

«Никогда не видела ничего подобного» Россиянка ездит по стране в поисках заброшенных построек. Чем они ее вдохновляют?

Фото: @lanasator

Кому-то посещение заброшенных зданий, музеев, фабрик и кинотеатров может показаться абсолютно бесполезным занятием, однако индустриальные туристы считают иначе. Для них запустелые дома и города-призраки — способ прикоснуться к истории своего края, узнать больше о прошлом страны и жизни предыдущих поколений. Для своего хобби они уже давно придумали звучный термин urbex (сокращенное от urban exploration), который объединяет несколько подтипов, включая диггерство, постпаломничество, урбанизм и руфинг. Тренд на индустриальный туризм не обошел и Россию. Здесь сохранилось огромное количество заброшенных производственных построек, которые подвергаются органическому разрушению и всем своим видом иронично напоминают о неудачной попытке построить коммунизм. Многие фотографы и исследователи находят в этом нечто романтичное и с особым энтузиазмом делятся находками в социальных сетях. Таковой, например, стала россиянка Лана Сатор, которая много путешествует по стране в поисках новых беспризорных архитектурных объектов для изучения. Ее особый взгляд на urbex — в подборке «Ленты.ру».

Связь с космосом

На фото: первый советский высокоточный радиотелескоп ТНА-400, расположенный в Крыму

«Мое увлечение началось в возрасте около 12 лет, когда прогулки по случайным маршрутам моей малой родины заносили меня в городскую промзону. Там я впервые обратила внимание, что не все заводские трубы дымят, а на пустырях и в безлюдных зданиях с разбитыми окнами и открытыми дверями совсем не чувствуется опасности, которой настойчиво советуют избегать родители. Затем, лет в 13, вместе с мамой я оказалась в Абхазии — это был примерно 2002 год, — и я осталась под впечатлением от наполовину разрушенной страны.

Позднее классными местами для прогулок в компании знакомых неформалов стали пожарища и замороженные стройки. Повсюду ходили истории об ошибках проектирования этих строек или жутких авариях на производствах, конечно же, с человеческими жертвами. Расспрашивая старших (родителей и учителей в школе), я выясняла, что на самом деле стройки заморожены из-за нехватки денег, а пожары — зачастую следствие, а не причина гибели здания. Так в подростковом возрасте зародился и созрел мой интерес — мне стало любопытно посещать заброшки и попутно пытаться выяснить, какие обстоятельства привели к их появлению».

Рабочий класс

На фото: заброшенный ДК железнодорожников в Вологде

«Ближе к старшей школе поймала себя на осознании, что далеко не всех увлекает исследование заброшек, и тут на помощь пришел интернет. Оказалось, что людей с таким увлечением много по стране и миру, существуют тематические форумы и онлайн-конференции с офлайн-встречами. Одни люди в сообществе так или иначе делятся результатами своих изысканий, другие ждут чужих, чтобы сходить по следам первопроходцев на готовенькое. Можно было без труда найти компанию для очередной прогулки или даже поездки куда-то в пределах города или региона. Удивительно было осознать существование такой масштабной тусовки, где рассказ "смотрите, какую заброшку я нашла" не вызывает удивления с недоумением.

А в школе, помню, мою маму к директору вызывали после того, как я звала кого-то из одноклассников после уроков отправиться бродить по старым городским каменоломням. Зато с наступлением совершеннолетия я без раздумий на каждые каникулы или в отпуск ехала куда-нибудь в новые уголки страны, где еще не все истоптано так, как в Москве».

Посадка на воду

На фото: экраноплан «Лунь» в Дагестане

«Увидеть экраноплан "Лунь" изнутри было целью моего спонтанного возвращения в Дагестан. Это бесконечно красивый гибрид корабля и самолета, долгие годы томившийся на территории военного завода "Дагдизель" в Каспийске. Желающие сфотографировать приезжают с рассветом, поток машин по пляже практически непрерывный. Дети купаются вокруг и прыгают с крыльев в воду.

Экраноплан охраняют от мародеров и вандалов — сторожи находятся внутри круглосуточно, обслуживают генераторы для работы насосов. Зачем насосы? Внутри экраноплана вода.

Помимо прочего, в таком виде — стоящий в морской воде, находящийся в своей стихии, — экраноплан выглядит гораздо более круто, нежели в сухом доке завода или на демонстрационном постаменте в окружении любопытных ротозеев».

Разобрать на атомы

На фото: атомная станция теплоснабжения в Воронеже

«Для меня заброшенные здания — наглядные плоды новейшей истории, которые можно разглядывать и трогать. Такое вот увлечение, не ради экстрима, а ради удовлетворения потребности в информации, какой-то любознательности. Оказываясь в старых цехах или рабочих кабинетах, как будто попадаешь внутрь фотоальбома с историческими снимками. Различные артефакты и остатки оборудования срабатывают как машина времени — можно почувствовать себя в тех местах, что посещаешь, как будто бы они еще живы.

Иногда мне говорят, что мне надо было после учебы идти работать по профессии на завод и тогда было бы не до "кайфа", — я прекрасно это осознаю. Мой "кайф" именно в разнообразии выбора мест, где я могу оказаться после их гибели, — это предприятия любой отрасли, любые учреждения, даже какие-нибудь заброшенные военные части, испытательные стенды или научно-исследовательские лаборатории.

Никакой жизни не хватило бы, чтобы побывать во всех этих локациях по работе, но теперь есть понимание, что работой способна стать моя готовность расходовать свое время на документирование этого наследия и готовность делиться его плодами».

История в мозаиках

Во время посещения Норильска Сатор удалось запечатлеть торцы трех пятиэтажек по улице Комсомольской, на которых сохранились три мозаичных панно, посвященных строителям города, металлургам и покорителям космоса.

«Пожалуй, наиболее впечатляющими городами по части заброшек оказались Норильск и Воркута — почти изолированные промышленные центры. Воркута вообще вся похожа на советскую открытку — идеальный город, не испорченный современной беспорядочной архитектурой.

По советской архитектуре, если говорить о России, то, конечно же, в лидерах Москва и Питер. Если о постсоветском пространстве, то и заброшками, и архитектурой очень круты Бишкек, Тбилиси и Ереван. В принципе, почти в каждом региональном центре есть чем поживиться. Также зачастую выделяются наукограды, любые моногорода, "города-курорты" и "города-спутники" при региональных центрах, оказывающиеся приятнее столиц».

Солнечный берег

«Недостроенный курорт "Солнечный берег" — еще один бетонный гигант с печальной судьбой, о котором хочется рассказать. По информации, которую удалось найти в сети, стройка пансионата профсоюза Москвы на Южном берегу Крыма была начата в 1972 году на территории площадью 16 гектаров. Пансионат имел бы укрепленную набережную с десятком волнорезов и свой собственный 800-метровый пляж, для комфортного попадания на который был бы предусмотрен спуск на лифте в подземный тоннель.

Дорогостоящее строительство было заморожено на 70-процентной готовности (к этому времени была завершена да��е внешняя отделка главного корпуса, пройден тоннель и построена лифтовая шахта). Причем на это повлияла не только перестройка, но и оползневые риски, потребовавшие дополнительных финансов на укрепление всего склона. Уже с конца 1980-х годов стройка была заброшена.

С 2007 года началась череда смен собственников земли, заканчивавшихся лишь установкой новых заборов и ворот на входе в тоннель. В 2013 году стартовала реконструкция: успели сбить почти всю внешнюю каменную отделку, а также часть стен и перегородок, не несущих нагрузку, но события 2014 года в очередной раз остановили процесс».

Посадка окончена

На фото: заброшенный аэропорт в Карелии

«Мне всегда грустно узнавать о том, что где-то что-то разобрали или "реновировали". Пожалуй, это связано с тем, что такого никто и нигде больше не построит, и есть ощущение, что все новое однозначно выйдет хуже, чем старое, — потому что сейчас либо на всем экономят, либо наоборот слишком тратятся на показную роскошь.

Я уважаю архитектуру 1970-1980-х годов за смелость масштабов в сочетании с функционализмом в каждой детали. Чувствуются плоды сплоченного труда настоящих архитекторов — людей, способных быть одновременно инженерами и художниками».

Светит дальним кораблям



«Заброшенный маяк на мысе Жонкьер недалеко от Александровска-Сахалинского был построен в 1864-м (по другой версии, сохранившееся до наших дней здание маяка возвели в 1897-м вместо старого). Мыс был назван французским мореплавателем Жаном-Франсуа де Лаперузом в 1787 году в честь Жака-Пьера Жонкьера — французского адмирала, генерал-губернатора Новой Франции (французских владений в Северной Америке).

Колокол, ранее находившийся в башне маяка, несколько лет назад был перенесен в городской храм. Расположение маяка очень живописное, пройти к нему можно через 87-метровый тоннель, построенный каторжниками в 1880-1883 годах, или по объездной дороге через сопку. Ну а наилучшие виды как всегда с воздуха!»

Обеденный перерыв

«Кажется, самая известная заброшка Ялты — бывшая круглая столовая санатория "Ялтинский" Ленинградского военного округа Минобороны СССР. Это необычное эффектное здание с часами на крыше было построено в 1977 году, рассчитано на 900 посетителей. Не охраняется и потому сильно разрушено вандалами, завалено мусором и разрисовано граффити.

Находится в Мордвиновском парке, ранее также бывшем территорией курорта для семей военных. Увы, без СССР стал не нужен и советский военный санаторий в центре города. После продажи его корпусов в частные руки и закрытия столовой в ее здании располагалась дискотека "Лагуна" и клуб "Черная каракатица", но затем закрылись и они. Перед столовой чудом сохранился фонтан со скульптурой».

Леденящие душу пещеры

В феврале Сатор побывала в Воркуте и удивилась одному явлению — замерзшим подъездам. По ее словам, такой вид они приобретают из-за определенных факторов. Во-первых, пока в доме остается хоть одна жилая квартира, в него продолжает подаваться вода. Поскольку в Воркуте и окрестных поселках водоснабжение и отопление работают в общей цепи, на лето в квартирах отключают не только батареи, но и горячую воду. При этом холодная остается, поскольку у каждого дома есть нагреватель.

Потом, пока два-три месяца в трубах ГВС пусто, из заброшенных квартир срезают радиаторы и трубы, а осенью с началом холодов горячая вода возвращается в жилые дома — и заброшенные квартиры с обрезанными трубами начинают топить. После этого приходят морозы и превращают подъезды в замерзшее царство.

«Никогда и нигде прежде я не видела ничего подобного! Да и если бы оказалась в Воркуте летом, тоже не увидела бы. Кипяток брызжет из труб, заливая полы и лестницы, протекает сквозь стены, прет через балконы и окна. В некоторых квартирах — баня, в других — будто неисправный холодильник; подъезды становятся похожи на ледяные пещеры, а внешние стены домов напоминают чертоги Снежной Королевы», — описала впечатления фотограф.

Запускай!

На фото: заброшенная система противоракетной обороны Москвы в Наро-Фоминском районе

«Здания советской эпохи, как и советские города в целом, способны рассказать людям о том, что была такая страна, где не пытались выжать максимальную прибыль с каждого квадратного метра площади, а в декоративном оформлении умели грамотно сочетать искусство с пропагандой прогрессивных идей. Даже если речь шла об оформлении подземных переходов или лестниц в универмагах, не говоря уж об интерьерах общественных зон на предприятиях, в научных институтах, учреждениях образования и культуры.

Массовая жилая застройка проектировалась с учетом солнца, ветра, зеленых зон и доступности всего необходимого для жизни. Да, типовые серые жилые "блоки" могут показаться мрачными и жуткими, но стоит вспомнить, что это жилье возводилось из соображений быстрого обеспечения населения собственной площадью для каждой семьи, и на тот момент это было суперсовременно и востребованно после нескольких поколений, росших в бараках и коммуналках.

И тогда без попугайского пластика могли сделать по-настоящему красиво и уютно, не экономили на долговечных материалах (в результате чего "временные" пятиэтажки вместо рассчитанных 25 лет стоят более чем вдвое дольше), даже "одноразовые" постройки вроде выставочных павильонов строили так, что не стыдно взглянуть спустя более полувека».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.