Вводная картинка
Интернет и СМИ

Борьба за выживание, катаклизмы и протесты. 2021 год — на снимках лучших фотографов мира

Каждый год одно из крупнейших информационных агентств Associated Press подводит итоги, публикуя лучшие снимки, сделанные фотографами по всему миру. В этом году одной из важнейших тем большой галереи опять стал коронавирус, но нашлось место и политическим протестам, и историям о борьбе за выживание, и Леди Гаге, и даже одному очень маленькому пингвину. Лучшие снимки года из самых разных уголков планеты — в галерее «Ленты.ру».

Умер за коммент

В Бангладеш «посадки за комменты» в соцсетях начались еще в 2018 году. Закон о цифровой безопасности круто изменил жизнь многих граждан, которые на своих страницах негативно высказывались о решениях местных властей. Среди них оказались раскритиковавший коронавирусную политику властей сатирик (и заводчик крокодилов) Муштак Ахмед и карикатурист Ахмед Кабир Кишор. В феврале 2021 года, спустя десять месяцев после ареста, первый умер в тюрьме, и тогда десятки тысяч жителей страны вышли на защиту второго.

Митингующих просили разойтись, разгоняли водометами и били дубинками, им угрожали реальными тюремными сроками, однако это не смогло их остановить. После недели протестов Ахмед Кабир Кишор вышел на свободу. Несмотря на это, протесты продолжились.

Фото: Mahmud Hossain Opu / AP

Чудо противостояния по-брюссельски

Человек в белом капюшоне прячется не от разрушительного смертельного заклинания, а от простой воды. Брюссельский парк Буа-де-ла-Камбр в минувшем апреле подарил фотографам немало планов со сказочным подтекстом. Рецепт красоты прост: сумерки, ограничения на проведение митингов в условиях коронавируса и несогласованная акция протеста. Желательно приправить водометами бельгийской полиции.

Фото: Francisco Seco / AP

Дожить до Европы

Кусочек Европы на самом берегу Африки: в Марокко эти земли считают оккупированными, а в Испании называют анклавами Сеута и Мелилья. Африканское государство долгие годы требует их возвращения под свою юрисдикцию, но официальный Мадрид отказывается от любых переговоров.

Пока политики играют в дипломатические поддавки, проигравшими остаются местные жители. Для них ответ на вопрос, нужно ли стремиться попасть в материковую Испанию, почти всегда положительный. Правда, их попытки добраться до ЕС вплавь иногда заканчиваются не так радужно, как начинались: некоторым приходится искать утешение в руках врачей Красного Креста.

Фото: Bernat Armangue / AP

Гаитянская рекурсия

Огромные рынки под открытым небом привлекают на Гаити туристов со всего мира, у некоторых из них есть даже свои странички в TripAdvisor. Для приезжих они становятся возможностью прикоснуться к будням среднестатистического жителя бедной страны, на считаные минуты примерить на себя жизнь, которой обычный человек никогда в здравом уме жить не захочет.

Для прячущихся от палящего солнца продавцов угля из города Кап-Аитьен любой турист — уже успешнее, чем они. Потому что приезжие находятся вне системы великой гаитянской рекурсии, вынуждающей продавать с грошовой наценкой товар, купленный у тех, кто уже продавал его с грошовой наценкой. Здесь принято торговаться, но в меру, чтобы не обидеть; тут не любят повышать голос и обязательно здороваются, потому что пожелание всего наилучшего имеет особую силу в мире, где так много людей и так мало денег.

Фото: Matias Delacroix / AP

Плач по Кашмиру

Фактически разделенный на несколько частей регион Кашмир уже много лет остается одной из главных точек напряженности в Гималаях. Большая часть бывшего княжества принадлежит Индии. Но исламское большинство Кашмира, которое в Индии меньшинство, хочет к своим — в Пакистан. Часть земель принадлежит Китаю, а есть еще отдельная группа сепаратистов, создавшая свое государство, которое не признает вообще никто.

Значительная часть вылазок политических террористов в относительно мирной Индии приходится как раз на летнюю столицу союзной территории Джамму и Кашмир — Сринагар. Плач местных жителей по жертве одной из летних перестрелок — полицейскому Васиму Ахмеду — в целом отражает безнадежность переговорного процесса, который давно похоронен в индо-пакистанских противоречиях.

Фото: Rebecca Blackwell / AP

Покидая линию фронта

Йеменский город Мариб — самое сердце войны между официальными властями и хуситами, продолжающейся в стране больше шести лет. Стратегическая точка на карте раз за разом переходит из рук в руки, потому что в одноименной провинции, столицей которой является Мариб, очень много нефти.

Удивительно, но за годы войны население горячей точки приросло на три миллиона человек: кто-то бежит от правительства к хуситам, а кто-то стремится в обратном направлении, но в итоге в Марибе оседают и те, и другие. Последнее большое наступление повстанцев в городе отбили в ноябре 2021 года.

Фото: Nariman El-Mofty / AP

Селфи с оружием

Этим летом сторонники радикального движения «Талибан» (организация запрещена в России как террористическая) вернули себе власть над Афганистаном. Талибов изгнали из Кабула в 2001 году, до этого они правили страной всего пять лет. После пары десятков лет партизанской войны боевики с радостью познавали простые радости обычной жизни. А потому смело и не стесняясь объективов фотокамер катались на детских аттракционах или, например, выходили на водные прогулки и делали веселые селфи. С обязательным оружием в руках.

Фото: Bernat Armangue / AP

Культура эвакуации

Летом 2021 года из-за чрезвычайно засушливого лета Греция столкнулась с небывалыми лесными пожарами. Огонь подобрался к Афинам на расстояние всего в 160 километров, пожары шли фронтом шириной в 20 километров. Греция полыхала с июля по сентябрь, местные власти списали все на глобальное потепление. Они же призвали местных жителей оценить, что теперь они знакомы с «культурой эвакуации».

Фото: Thodoris Nikolaou / AP

Библейское наводнение

Если вбить в поисковик «наводнения в Европе», то до запечатленного на снимке — в Нидерау близ Франкфурта — придется продираться сквозь множество летних видео с потоками воды, бушевавшими в пределах городской черты по всей Европе. Затопленная земля Гессен первой, еще в феврале 2021 года, испытала каково это — быть отрезанной от остального мира.

Залог успеха немецкого фотографа конц�� зимы: тающий снег, сильные ливни, дрон и пассажирский поезд, пробивающий себе дорогу через непогоду. И не казнь египетская, и ковчег строить рановато, но тоже достаточно эффектно.

Фото: Michael Probst / AP

Вулкан

Канарские острова у среднестатистического жителя Европы ассоциируются с качественным отдыхом, коктейлями в широких бокалах и палящим солнцем. На острове Ла Пальма в последние несколько месяцев коктейли подают не только с традиционным зонтиком, но и с вулканическим пеплом.

Фотография, которая выглядит, скорее, как компьютерная графика, — вполне себе реальность для тех жителей, которых не испугало очередное извержение известного своим неприятным характером вулкана Кумбре-Вьеха. За последние 75 лет он показывал свой нрав трижды — столько же, сколько за предыдущие три столетия.

Фото: Darko Vojinovic / AP

Шум Прибоя

Жители небольшого сербского городка Прибой могли бы засыпать под шум волн с озера Подпецко. Если бы его не превратили в несанкционированный мусорный полигон. Пластиковых бутылок тут давно стало больше, чем воды, но основная проблема даже не в этом. Мусор рискует загрязнить большую плотину, а это может остановить местную гидроэлектростанцию. Сербские власти обещают решить проблему, но умудренные сединами жители Прибоя лишь качают головами: проблеме уже несколько десятилетий.

Фото: Darko Vojinovic / AP

Сила памяти

Каждый сотый случай коронавируса в мире зарегистрирован на Филиппинах. В этой стране с населением 110 миллионов человек за все время пандемии заболели почти три миллиона, а умерли — 50 тысяч человек. Одним из них стал отец Киана Навалеса. Мальчик тоже переболел, но выжил.

От отца у него осталась не только подушка с его фотографией, но и рассказы о том, как вырасти настоящим мужчиной, как никогда и ничего не бояться, а самое главное — воспоминания о походах за лапшой быстрого приготовления. Они дают мальчику силы продолжать бороться, живя в одном из мировых эпицентров распространения главной пандемии XXI века.

Фото: Aaron Favila / AP

Гаитянская родня Иисуса

Каждое лето десятки тысяч жителей Гаити устремляются к Со д'О, возле которого, согласно вудуистким верованиям, основанным на смеси африканских религиозных практик с христианством, почти два столетия назад появилась, сидя верхом на пальме, Дева Мария. Местные ждут от нее чудес и исцеления.

Для туристов это, скорее, просто развлечение, но для вуду эта практика очень важна: она способствует очищению. Во время приема священных ванн нужно не только окунуться в воды Со д'О и преподнести дары (Дева не брезгует ни целебными травами, ни даже парфюмом), но и оставить на месте омовения свою одежду, которая ассоциируется с прежними неудачами.

Фото: Matias Delacroix / AP

Что общего у демократии и Леди Гаги

46-й президент США Джо Байден, вступивший в полномочия в январе 2021 года, не любит Россию, заходит в Белый Дом через кусты и постоянно читает вслух служебные пометки на полях написанных для него речей. Зато на его инаугурации гимн исполняла Леди Гага. Глядя на этот снимок, кажется, что лидер американских демократов так и застыл, пораженный одной из самых эпатажных исполнительниц нашего времени.

Фото: Andrew Harnik / AP

Первый пингвин-мексиканец

Пингвины в Мексике — совсем не типичная история, но в декабре 2020 года в океанариуме в Мехико появился первый птенец, рожденный в этой североамериканской стране. Спустя месяц его показали публике. Дебютант с мексиканским ветеринарным паспортом быстро осваивает просторные аквариумы и готовится к ленивой жизни, в которой ему никогда не придется бороться за еду.

Фото: Rebecca Blackwell / AP


Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.