Путешествия

Лазурный город. Как сейчас выглядит жемчужина Узбекистана и почему туда обязательно стоит съездить зимой

Фото: Вероника Гудкова

Лет 40-50 назад Самарканд был одним из главных туристических направлений в СССР: люди, не имевшие доступа к «загранице», ехали туда за центральноазиатской экзотикой, сохранившейся отчасти чудом, отчасти — благодаря усилиям советских реставраторов. Но с начала 1990-х Узбекистан стал независимым государством и развивает туризм самостоятельно. Корреспондентка «Ленты.ру» съездила в Самарканд и убедилась, что это направление — настоящий must have 2022 года.

«Садись, сестра, довезу!»

Путешествие в Самарканд пока начинается с Ташкента: самаркандский аэропорт сейчас на реконструкции. Когда работы завершатся, как обещают представители воздушной гавани, он будет принимать все типы пассажирских самолетов (кроме гиганта A380), увеличит число рейсов до 120 в неделю (как внутренних, так и международных), а пассажиропоток — до двух миллионов в год (причем из них 180 тысяч — только туристов).

Пока же суперсовременное здание аэропорта, спроектированное в форме раскрытой книги со схемами созвездий на «страницах» (крыше), еще стоит в лесах. Книга и созвездия неслучайны: это дань уважения одному из самых прославленных самаркандцев в истории — Мирзо Улугбеку: правителю, астроному и математику (Улугбек вообще нечто вроде «товарного знака» Самарканда).

Однако все эти перспективы пока еще только в планах, а туристы прилетают в аэропорт Ташкента, где их встречают радушные узбекские таксисты. На выходе из здания их так много, что вспоминаются 2000-е в Домодедово. «Тебе куда? Садись, я быстрей всех довезу!» — кричит один. «Садись, сестра, довезу, у меня машина лучше!» — весело перекрикивает его другой, сверкая золотыми зубами еще по советской моде

Машины на самом деле практически у всех одинаковые: большая часть жителей и Ташкента, и Самарканда ездят на Chevrolet, которые собирают в Узбекистане. Особенно популярны малолитражки, которые выглядят как «наноавтобусы». В итоге водитель выбран, и мы перемещаемся на вокзал, откуда в Самарканд и далее в Бухару идет скоростной экспресс «Афрасиаб». Он назван по имени древнейшего самаркандского городища, история которого насчитывает не менее пятнадцати столетий: первое упоминание — VIII век, а археологи раскапывают постройки, датируемые VI веком и ранее.

Все это нам еще предстоит увидеть, а пока за окнами экспресса расстилается плоская полупустыня с редкими купами деревьев или кустарников, и мелькают станции (кстати, очень похожие на станции в других городах бывшего СССР — от Мурманска до Владивостока). Хотя Узбекистан много делает для собственного развития, «советский дух» в нем еще чувствуется. Так, большая часть зданий в Самарканде построена при Союзе, хотя за прошедшие с его краха десятилетия город вырос и продолжает расти.

Здесь будет город-сад

Самарканд — настоящая, неподдельная жемчужина Центральной Азии, его средневековые архитектурные шедевры — мавзолей завоевателя Тимура-Тамерлана Гур-Эмир, ансамбль медресе площади Регистан, некрополь Шахи-Зинда и другие — внесены в списки особо охраняемых объектов (в частности, в список Всемирного наследия ЮНЕСКО).

Поэтому правительство Узбекистана стремится привлечь в город побольше туристов — даже невзирая на совсем неблагоприятные пандемийные времена. Уже в 2022-м в Самарканде планируются два крупнейших события — саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и международный музыкальный фестиваль «Шарк Тароналари» с участниками из более чем 75 стран.

Так что если бы мы приехали в будущем году, то смогли бы оценить, как современные самаркандцы видят гостеприимство. В 2022-м там должен открыться масштабный гостиничный кластер Silk Road Samarkand: восемь гостиниц, включая пятизвездочные Samarkand Regency Amir Temur и Silk Road by Minyoun, четырехзвездочные Savitsky Plaza и Lia! by Minyoun Stars of Ulugbek, медицинские отели, конгресс-центр и «Вечный город» — культурный центр с зданиями в старинном стиле, ресторанами национальной кухни и ремесленными мастерскими, придуманный известным в Узбекистане художником Бобуром Исмаиловым.

Кластер занимает территорию вдоль еще советского гребного канала, построенного для тренировок сборной СССР к Олимпиаде-80 и прошедшего очистку. Пока вовсю идет стройка, но уже завезено 15 тысяч саженцев для тропического парка с бамбуковой рощей, и скоро Silk Road Samarkand должен стать «городом-садом». Предусмотрен даже искусственный «вулкан» с водопадом, окруженный плавательным бассейном, и большой пруд для рыбалки.

Кроме того, здесь рассматривают возможность проведения популярных сейчас соревнований по триатлону для профессионалов и любителей. Протяженность канала — более двух километров, это уникальный для Узбекистана объект с открытой водой, пригодной для длительного заплыва. А вокруг — холмы и вовсю ремонтируемые сейчас дороги, по которым можно будет проложить беговой и велосипедный маршрут для триатлонистов.

«Я восстану, и мир содрогнется»

Плюс этой локации, помимо прочего, в том, что она разместилась менее чем в получасе езды от центра старого Самарканда. Будущим туристам можно только позавидовать, ведь какими бы прекрасными ни были отели, в город едут в первую очередь посмотреть на древности.

Обычно осмотр начинают с мавзолея Гур-Эмир, который завоеватель Тимур-Тамерлан построил для своего любимого рано умершего внука Мухаммад Султана. Строить здание пригласили перса Махмуда Исфахани. Он возвел бесконечно гармоничное сооружение с голубым куполом, выложенным керамическими плитками (этот декор — отличительная черта всей средневековой самаркандской архитектуры) и четырьмя минаретами. К сожалению, минареты обрушились из-за землетрясений, которые в этом регионе не редкость. Оставшиеся два — новодел, их возвели во время реставрации.

Внутри мавзолей прекрасен, как шкатулка, внутренность которой выстлана золотой парчой. Европейские туристы завороженно, словно сказку, слушают рассказ экскурсовода: «Эти плитки с рельефом сделаны из папье-маше, покрыты сусальным золотом и закреплены золотыми гвоздиками…» Местные туристы (сейчас, как говорит гид, внутриузбекистанский туризм на подъеме) с не меньшим интересом слуш��ют рассказ о дервише Мир Сайид Бараке, который был наставником Тимура и похоронен рядом с ним.

Как и у любой всемирно известной гробницы, у Гур-Эмира есть своя мистическая история о гробокопателях. В июне 1941 года научная экспедиция, в которую входил знаменитый ученый Михаил Герасимов, восстанавливавший облик умерших по черепам, вскрыла гробницу Тимура и обнаружила его останки, а также останки его внука Мирзо Улугбека и других Тимуридов. 21 июня об этом рассказали советские газеты, а днем позже Германия напала на СССР, и началась кровопролитнейшая война

Ходили слухи, что все произошло из-за проклятия Тимура: якобы на его нефритовом надгробии было высечено предостережение «Когда я восстану, мир содрогнется». На самом деле арабские надписи на камне — родословная Тамерлана и цитаты из Корана, суровые, но не апокалиптические. Начало войны совпало с ходом раскопок случайно и планировалось задолго до вскрытия гробницы. Останки средневековых правителей были исследованы, Герасимов слепил их портреты, и современные люди могут представить себе с определенной степенью достоверности, как выглядел завоеватель Тимур и его внук, великий астроном Улугбек.

Гур-Эмир — крупнейший, но не единственный мавзолей в Самарканде. Самое впечатляющее древнее кладбище города — некрополь Шахи-Зинда, где похоронены сестры, жены, дети и военачальники Тимура. Это не только очень красивая архитектура, привлекающая туристов со всего мира, которые часами фотографируют уникальную, разную в каждой усыпальнице роспись керамических плиток и «сотовые своды» (мукарнасы). Это еще и мусульманская святыня, на которую тоже очень рассчитывают в Узбекистане, планируя туристические потоки.

В Шахи-Зинда находится гробница двоюродного брата пророка Мухаммеда, Кусама ибн Аббаса, который якобы прибыл с войском в Самарканд для утверждения ислама, но был убит язычниками-зороастрийцами. Его то ли поразили стрелой, то ли отсекли голову. Но святой кузен пророка не умер, а скрылся от глаз неверных (по одной из версий, с собственной головой в руке), и с тех пор скрыто пребывает на территории своей гробницы и мечети при ней.

Есть ли под надгробием Кусама ибн Аббаса его останки или нет — неизвестно, но там постоянно много молящихся и чающих исцеления. Поклониться могиле святого считается «малым хаджем», который мусульманин стремится совершить до паломничества в Мекку.

«Ты тоже узнал»

Если Тимур-Тамерлан занимался завоеваниями и политическими преобразованиями своей страны, то его внук Мирзо Улугбек с раннего возраста увлекался науками, прежде всего астрономией. Легенда рассказывает, что рожденный в военном походе и росший в походных шатрах мальчик еще ребенком был впечатлен зрелищем звездного неба и посвятил ему свою жизнь.

Став правителем дедовской империи, Улугбек мало занимался делами военными и политическими. Куда больше его интересовали научные исследования.

На холме Кухак на окраине Самарканда по его приказу и при его участии была спланирована и построена одна из крупнейших обсерваторий Средневековья, представлявшая собой идеально круглую в плане трехэтажную постройку. Там Улугбек и другие выдающиеся астрономы его времени составили Гурганский зидж — каталог звездного неба, а также выяснили длительность звездного года с погрешностью всего плюс 58 секунд

Улугбек так увлекся наукой и образованием, что почти не обращал внимания на политику. Против него возник заговор с участием его сына Абдаллатифа. Сын выставил против войск отца свои отряды, и армия Улугбека потерпела поражение, ему пришлось бежать. Как вспоминал потом соратник и спутник правителя в изгнании хаджи Мухаммед-Хисрау, на последнем привале огонь очага прожег плащ Улугбека, и тот сказал, обращаясь к пламени: «Ты тоже узнал». В ту же ночь подосланные из стана Абдаллатифа убийцы отсекли великому ученому голову.

В начале ХХ века остатки разрушенной еще столетия назад обсерватории (после смерти Улугбека астрономов разогнали религиозные мракобесы, а здание разобрали на кирпичи) нашел русский археолог Василий Вяткин. Сейчас циклопическая лестница с дугой гигантского квадранта — все, что осталось от обсерватории, — можно осмотреть в музее Улугбека. Там же хранятся рукописи, миниатюры, монеты его времени и макеты зданий, построенных по его приказу, — прежде всего множество медресе (религиозных и научных школ), крупнейшая из которых и с��йчас украшает самаркандскую площадь Регистан.

«Покупайте, сейчас все дешево»

Регистан — одно из красивейших мест Самарканда. Кроме мечети Улугбека, самой старой и, пожалуй, самой гармоничной, площадь окружают еще две: Тилля-Кари и Шердор, возведенные в XVII веке. Сейчас по праздникам на площади устраивают цветомузыкальное шоу, а в кельях, где в свое время жили и учились студенты медресе, устроено множество сувенирных лавок.

Хождение по лавкам — радость не только для шопоголика, но и для любопытного туриста.

Каждый продавец помимо обещания скидок старается заманить гостя чем-нибудь интересным. В одной лавке проводят мастер-классы по каллиграфии — мастер пишет по-арабски тростниковым килимом по кусочку натянутой на рамку тонкой кожи, а туристы ему неумело подражают.

В другой — хозяин подробно рассказывает про разницу самаркандской и хивинской керамики: вообще в Узбекистане десятки разных керамических школ, они отличаются и техникой росписи, и мотивами, и составом глины, и множеством других технологических тонкостей. В третьей стоит работающий ткацкий стан, на котором ткут традиционные шелка-икаты с геометрическим орнаментом. В четвертой рассказывают о ритуале узбекской свадьбы и показывают наряды невесты.

Владелец пятого магазинчика собрал грандиозную коллекцию мужских и женских тюбетеек и может часами рассказывать об их отличиях: девушки носят белые тюбетейки с вышивкой, молодые замужние женщины — тюбетейки, украшенные золотом, зрелые дамы — бархатные со сдержанным орнаментальным декором. У мужчин тюбетейки черные с белым орнаментом, в котором тоже заложена символика: по узору, например, можно понять, женат или холост ее владелец.

В лавке с самым дорогим товаром — вышивками сюзане — сидит мастерица-вышивальщица и демонстрирует туристам свое искусство. Сюзане вышивают не иглой, а крючком: это убыстряет процесс и делает вышивку более рельефной

«Покупайте, сейчас все дешево», — смеется хозяин магазинчика. Действительно, пандемия и падение турпотока делают самаркандских торговцев несколько сговорчивее (здесь, как и везде на восточном базаре, можно и нужно долго торговаться). Но даже после торга вышитый вручную кафтан-сюзане (за ними в Самарканд приезжал даже историк моды Александр Васильев) стоит несколько сотен, а то и тысячу долларов.

«Кушайте, кушайте, все натуральное»

Желающие не только посмотреть и купить сувениры, но и поучаствовать в их создании отправляются с Регистана в деревню мастеров Конигиль. Здесь воссоздана атмосфера старого города — с узкими каналами-арыками, глинобитными оградами-дувалами, за которыми каждая семья скрывает свою частную жизнь.

Все живущие в Конигиль занимаются теми же ремеслами, которыми занимались их предки. Одна семья лепит глиняные кувшины и игрушки (особенно популярен смешной рогатый дракончик). Др��гая делает бумагу ручной работы из внутреннего слоя коры шелковичного дерева (лыка). Лыко вываривают, из вываренной массы формируют листы и просушивают, затем окрашивают. Но самый популярный мастер-класс — приготовление плова: вкусно, и в жизни пригодится.

Туристов привлекают к чистке овощей прямо за длинным столом во дворе. В некотором отдалении в загончике блеют овцы: кому-то из них не повезло, пошла на плов. Одна из девушек-туристок чистит местный специалитет — желтую морковь, отличительную черту самаркандского плова (кстати, его подают не перемешанным, а слоями: рис, морковь, мясо).

Воровато оглянувшись, она откусывает от морковки, и это замечает хозяйка. «Кушайте, кушайте, все натуральное», — смеется она. Все действительно натуральное, а плов, после двухчасового ожидания его готовности, оказывается просто божественным на вкус.

Перед тем, как покинуть Самарканд и на «Афрасиабе» отправиться в Ташкент, туристы обязательно заезжают на базар, чтобы купить «натурального» в дорогу. Даже зимой на рынке продают крупные помидоры, зелень, местную сладкую редьку и множество разновидностей специй и орехов. Особенно хороши засахаренный миндаль и крупный черный изюм — сладкий, как узбекское гостеприимство.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.