Среда обитания

Чистый эксперимент. Сахалин решил стать углеродно-нейтральным за три года. Насколько это реально?

Изображение: «АйЭнДи Аркитектс» / sakhalinecopolis.ru

Российские власти решили поставить «климатический эксперимент» и сделать экологически чистым целый остров — Сахалин. По плану уже через три года треть электричества в регионе будет производиться за счет ветра, а к 2030-му на его территории вырастет полностью углеродно-нейтральный Экополис. Учитывая ничтожный прогресс России в области климата, эксперты считают заявления правительства слишком самонадеянными. Тем не менее, если местной администрации удастся достичь заявленных целей в столь сжатые сроки, Сахалин может стать первым в мире «чистым» регионом и спасти репутацию России в международной климатической повестке. Зеленый скачок — в материале «Ленты.ру».

Пример для подражания

В октябре 2021 года перед международным климатическим саммитом ООН Россия поставила цель по достижению углеродной нейтральности: президент Владимир Путин заявил, что страна достигнет баланса в производстве и поглощении вредных выбросов не позднее 2060 года. В соответствии с этим требованием в правительстве утвердили стратегию социально-экономического развития, а затем закон «Об ограничении выбросов парниковых газов», обязавший крупные компании отчитываться об объеме производимых загрязнений. Этот же документ создал правовую базу для запуска климатических проектов в России.

Первым таким проектом стал «климатический эксперимент» на Сахалине. Область выбрали в качестве пилотного региона, чтобы протестировать общую стратегию и технологии сокращения вредных выбросов, которые затем будут использовать и в других частях России. В декабре власти Сахалина представили полную климатическую программу региона, удивив общественность крайне амбициозными планами — переход к углеродной нейтральности запланировали уже через пару лет.

2025год

назначен датой достижения углеродной нейтральности Сахалином

Программа включает несколько блоков. В приоритете отказ от угля — власти переведут 145 котельных и более 37 тысяч домов и квартир на менее углеродоемкий газ, а также увеличат долю возобновляемых источников (ВИЭ) в энергосистеме с 0,5 до 28 процентов. Власти области также нацелены на сокращение выбросов метана, производимых свалками, — на Сахалине намерены развивать раздельный сбор отходов, запустить инфраструктуру по вторичной переработке и ликвидировать десятки полигонов.

Особая ставка в углеродном балансе также делается на местный лесной массив — за 5 лет площадь лесовосстановления планируют увеличить на 18,1 тысячи гектаров. С этой целью на Сахалине создадут «карбоновый полигон», то есть высадят растения на отдельной территории для проведения экспериментов и контроля за производством и поглощением ими парниковых газов.

Согласно программе, в 2024-2025 годах на Сахалине будет реализован первый в России крупный проект по улавливанию, хранению и использованию углекислого газа (carbon capture and storage technology, CCS) . В планах также развитие газового и электрического транспорта и водородной энергетики — к концу 2025 года на острове должна появиться тысяча зарядных станций и 10 тысяч электрокаров (по последним данным, на Сахалине их 258), еще 98,5 тысячи автомобилей переведут на газ, а железнодорожное пассажирское сообщение будет осуществляться за счет водорода. Этот комплекс мер приведет к тому, что выбросы парниковых газов достигнут отрицательной величины.

10тысяч электрокаров

будет на Сахалине в 2025 году

До 2030 года на Сахалине также появится безуглеродный «город будущего» на 25 тысяч жителей под названием Экополис. На этапе планирования будет предусмотрена инфраструктура для электрического и беспилотного транспорта, а при создании города применят стандарты безотходного зеленого строительства. Потребность будущих жителей в тепле и электричестве полностью обеспечат возобновляемыми и иными видами альтернативных источников энергии.

Проект Экополиса на Сахалине

Проект Экополиса на Сахалине

Изображение: ООО «Новая Земля» / sakhalinecopolis.ru

Кроме того, на острове учредят первый в России углеродный рынок — в рамках эксперимента протестируют систему обращения различных видов углеродных единиц (выпускаются при сокращении компаниями выбросов ниже выделенных им квот и могут быть проданы другим фирмам, выбросы которых превышают квоты, и зачтены эмитентам при оценке их негативного воздействия на окружающую среду). С учетом этих единиц в регионе также могут внедрить специальный налог для компаний с углеродоемким производством.

Согласно опубликованному властями документу, за реализацию проекта заплатит не только государство — интерес к пилотному проекту проявили многие глобальные компании, работающие в регионе, установив добровольные климатические обязательства. Фирмы будут повышать энергоэффективность, утилизировать попутный нефтяной газ (ПНГ), переходить на ВИЭ и компенсировать выбросы за счет лесопосадок. Масштабные проекты реализуют «Газпром», «Росатом», РЖД и «Трансмашхолдинг», а Сбербанк и АО «Корпорация развития Дальнего Востока» заключили с властями Сахалина соглашения о зеленых инвестициях. Местное правительство, со своей стороны, установит налоговые льготы, субсидии и компенсации за использование технологий декарбонизации.

Не просто так

Эксперты уверяют, что российское правительство не случайно выбрало Сахалин в качестве пилотного региона для декарбонизации. Природные условия и энергетический баланс острова позволяют достаточно «безболезненно» выполнить поставленные задачи, утверждает заместитель генерального директора «Сибирской угольной энергетической компании» (СУЭКСергей Григорьев.

Регион был выбран специально. Сахалин — большой, малонаселенный остров с огромными лесными массивами. Там достичь углеродной нейтральности гораздо проще, чем на других территориях страны

Владимир Клименкозаведующий лабораторией глобальных проблем энергетики в Московском энергетическом институте

По словам заведующего лабораторией глобальных проблем энергетики в Московском энергетическом институте Владимира Клименко, нарастить объем ВИЭ до 28 процентов к 2025 году в масштабах этого региона вполне возможно, так как побережье Охотского моря — в высшей степени благоприятная территория для развития ветровой энергетики. Клименко считает, что для достижения показателя будет достаточно «поставить десяток-другой ветряков», так как глобальные технологии сейчас позволяют производить очень мощные ветрогенераторы — единичная мощность доходит до 12 мегаватт.

Кроме того, показателями по углеродной нейтральности легко манипулировать, заявляет эксперт: «Углеродная нейтральность — баланс между источниками выбросов и стоками в биосферу [природным поглощением углерода]. Мощность источников сосчитать можно, а мощность стоков рассчитывается с погрешностью процентов 50 или больше — крайние оценки будут отличаться в три раза, так как очень сложно точно определить, сколько поглощают леса и болота Сахалина».

Нужные цифры могут просто «нарисовать», и можно не сомневаться, что поручение [правительства властям Сахалина] будет выполнено. Кто это будет проверять? Если мы сами — то это вообще не проблема. Если будет внешний международный мониторинг — то уже сложнее

Владимир Клименкозаведующий лабораторией глобальных проблем энергетики в Московском энергетическом институте

Директор климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Кокорин согласен с тем, что декарбонизация Сахалина — осуществимая задача даже в сжатые сроки. По его прогнозу, планы реализуют если не к 2025, то 2027 году. «Меры вполне конкретные и реальные. Меры по переводу [котельных с угля] на газ вообще не зависят от внешних факторов — государство может приступать к их реализации немедленно», — считает Кокорин.

Провести газификацию жилых домов в кратчайшие сроки тоже ничто не мешает, так как эту программу профинансирует госкомпания «Газпром» и региональные власти, рассказал зампредседателя комитета РСПП по климатической политике и углеродному регулированию Юрий Станкевич. План по ВИЭ Станкевичу также кажется реалистичным, так как масштабные проекты реализуют «Росатом» и Восточная угольная компания. Кроме того, ряд небольших программ развернут на островах Итуруп, Шикотан и Кунашир.

Логотип проекта водородного кластера на Сахалине

Логотип проекта водородного кластера на Сахалине

Фото: Shutterstock

Проект по переводу транспорта на водородную энергию также получит поддержку отечественных и зарубежных компаний. Фирмы будут инвестировать в него ради собственной выгоды — им важно посмотреть на результат эксперимента, отметил Кокорин из WWF. «У них тысяча километров неэлектрифицированной железной дороги — чем заниматься ее электрификацией, не проще ли сделать эксперимент с водородом? Есть японские компании, которые готовы в это вложиться даже на некоммерческой основе. В таком контексте [выполнить план] вполне реально, даже если это будет убыточно, потому что затем российские или японские компании десять раз "отобьют" расходы в других местах», — заявил специалист.

Проект по развитию электротранспорта очень амбициозен, но осуществим, если властям удастся создать благоприятные условия для бизнеса, считает председатель Ассоциации развития электромобильного, беспилотного и подключенного транспорта и инфраструктуры Ия Гордеева. Установить тысячу зарядных станций к 2025 году точно получится: «Думаю, что даже в следующем году уже около 500 станций точно будет установлено — судя по тем планам, которые сейчас прорабатываются».

Побережье Сахалина

Побережье Сахалина

Фото: Shutterstock

Уже сейчас в области зарегистрирован 661 гибридный автомобиль и 258 электрокаров, то есть 2 процента от общего количества электромобилей в России — при этом на Сахалине живут 0,3 процента от общего числа россиян. Таким образом, в области показатели владения электротранспортом на одного жителя уже выше, чем в других регионах России.

Стимулирующие меры для перехода на более экологичный транспорт на Сахалине уже существуют, и к ним добавятся новые. Власти региона введут субсидии на возмещение затрат по переоборудованию автомобилей на газомоторное топливо (до 150 тысяч рублей на каждый), а также выплаты сервисным центрам на приобретение специализированного оборудования для предоставления услуг по такому переоборудованию (до миллиона рублей). Однако, по мнению Юрия Станкевича из РСПП, цель в 10 тысяч электромобилей к 2025 году все же является чрезмерно амбициозной.

Само правительство Сахалинской области, составившее климатическую программу, объясняет выбор именно их региона совершенно иначе. Пилотный проект проведут на Сахалине из-за «обособленной энергетической и транспортной систем», наличие которых «способствует повышению объективности результатов мониторинга качественных и количественных параметров ключевых факторов, а также оценки эффективности мероприятий». Более того, правительство Сахалина считает, что запланированные изменения являются «серьезным вызовом» для области, потому что в структуре ВРП и доходах бюджета сейчас доминируют отрасли топливно-энергетического комплекса.

Фото: АО «ЭСК РУСГИДРО»

Хотя задачи и кажутся экспертам реалистичными, они сомневаются в целесообразности некоторых программ. Например, «озеленение» угольной энергетики для сбыта топлива в Азии — спорное решение, считает Кокорин из WWF, так как оно слишком рискованно в финансовом плане: «Речь идет о строительстве 20-километрового транспортера на электротяге, который бы заменил большегрузные грузовики, которые сейчас возят уголь. Если бы у нас была перспектива продаж угля на азиатский рынок в ближайшие 100 лет — тогда, конечно, это было бы разумно. Но угольный рынок может резко покатиться вниз, и тогда на этом сыграть не получится».

Экология — не главное

Вместе с тем Кокорин отмечает, что климатическая программа входит в более обширный план социально-экономического развития региона. Улучшение условий жизни населения для властей Сахалина является приоритетным, и «углеродно-климатические рычаги» — лишь дополнительная опора для достижения этой цели. Замглавы «СУЭК» Сергей Григорьев разделяет эту точку зрения — по его словам, правительство сейчас пытается найти оптимальный вариант, чтобы, с одной стороны, вписаться в рамки зеленого перехода, а с другой — сохранить стабильность экономики.

Тут «танцуется» не от выбросов. Выйдет область к углеродной нейтральности в 2025, 2030 или каком-то ином году — это не так существенно. Это скорее имидж региона. Вот переход на газ, ВИЭ и водород — это совершенно реальный экономический прогресс, а углеродная нейтральность не монетизируема. Если нет ее, ничего страшного

Алексей Кокориндиректор климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF)

Кокорин сослался на слова губернатора Сахалина Валерия Лимаренко, который заявлял, что климатическая программа соответствует самым насущным нуждам жителей. «Чадят угольные котельные, люди этим дышат, плохой транспорт, который на газу станет гораздо лучше, плохо с железной дорогой, а также надо что-то делать с электроснабжением удаленных потребителей, которые не объединены в сеть, — и там помогут ВИЭ», — объяснил эксперт из WWF.

Для государства очень важен и эксперимент с торговлей квотами на выбросы СО2. Власти хотят побудить бизнес к трансформации, и мягкое квотирование покажет, что энергопереход не связан с большими потерями. «Это квотирование сродни платежам за воду. Раньше не платили — а теперь поставили счетчики и платим. Чтобы приучить людей что-то экономить, будь то вода или пластиковые пакеты, эту вещь нужно сделать платной. Когда люди платят за что-то, они относятся к этому более ответственно и серьезно. Это скорее психологический ход», — считает Кокорин.

Проект Экополиса на Сахалине

Проект Экополиса на Сахалине

Изображение: «АйЭнДи Аркитектс» / sakhalinecopolis.ru

Получается, что целей у сахалинского эксперимента несколько, и экологическая — далеко не самая важная, объясняет эксперт. Главное — насущные нужды региона, которые можно реализовать быстрее и проще с помощью проекта по снижению выбросов. За ними идет стремление показать всей России, что от введения мягкой системы квотирования бизнес не рассыплется, а только научится рачительному отношению к выбросам. И лишь последней в списке значится углеродная нейтральность: «Власти хотят постараться, чтобы в России гордо реял флаг хотя бы одного углеродно-нейтрального региона».

Хорошая традиция

Хотя Сахалин — первый в мире регион, решивший в кратчайшие сроки установить углеродный баланс, этой цели уже обязались достичь многие крупные города. Стать углеродно-нейтральными к 2050 году пообещали более 700 городов мира, а в 2014 году даже был учрежден Альянс углеродно-нейтральных городов (The Carbon Neutral Cities Alliance, CNCA), насчитывающий 22 передовых мегаполиса — Амстердам, Глазго, Хельсинки, Лондон, Нью-Йорк, Осло, Ванкувер и другие. Члены CNCA работают над достижением углеродной нейтральности в переделах 10-20 лет, ставя смелые цели по сокращению выбросов. Кроме того, все города ведут совместную разработку стратегий, которые помогут крупнейшим населенным пунктам Земли снизить объем вредных выбросов, а также помогают друг другу в достижении этой цели.

10-20лет

потратят на достижение углеродного баланса 22 мегаполиса из Альянса углеродно-нейтральных городов

За право стать первым в мире углеродно-нейтральный городом борются Копенгаген и австралийская Аделаида, обещая выполнить эту задачу уже к 2025 году. Согласно климатическому плану датской столицы, к этой дате 75 процентов всех поездок жители будут совершать на велосипеде, общественном транспорте или пешком, а отопление в городе будет полностью осуществляться за счет возобновляемых источников. Местные власти планируют оборудовать все муниципальные здания солнечными панелями, поставить сотню ветряков вокруг города и реконструировать старые дома. Многие эксперты уверены, что мегаполису удастся заполучить первенство — с 2005 по 2019 год город сократил выбросы углерода на 42 процента.

Город Аделаида в Австралии тоже хорошо справляется с поставленной задачей — 39,2 процента от общего объема энергии там сейчас производят за счет ветряков. Кроме того, с 2007 по 2018 год городу удалось сократить выбросы на 15 процентов. Наибольшую роль в процессе декарбонизации там играет местная администрация — жители получают государственную помощь за строительство энергоэффективного жилья, использование электрокаров и солнечных батарей. Кроме того, город славится продуманной логистикой — в Аделаиде действует так называемое «правило двадцати минут», за которые можно из любой точки города добраться в центр или аэропорт.

Adelaide

Проект «озеленения» города Аделаида в Австралии

Adelaide. Фото: Shutterstock

Добиться углеродного баланса к 2025 году также намерены власти Объединенных Арабских Эмиратов — в стране возведут свой экогород. В ближайшие годы в 17 километрах от Абу-Даби посреди пустыни появится полностью углеродно-нейтральный город Масдар с минимальными выбросами парниковых газов. Жители Масдара будут получать энергию от солнечных батарей, ездить на электрокарах и полностью перерабатывать отходы.

Город планируют населить учеными, работающими над высокотехнологичными зелеными проектами, — уже сейчас в Масдаре находится штаб-квартира Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (International Renewable Energy Agency, IRENA). Строительство Масдара началось в феврале 2008 года и должно было завершиться уже в 2015 году, однако из-за финансового кризиса дедлайн перенесли на 2030 год.

Проект экогорода Масдар в ОАЭ

Проект экогорода Масдар в ОАЭ

Изображение: Masdar City

Казалось бы, у российского Сахалина есть все шансы стать если не первым, то одним из первых углеродно-нейтральных регионов в мире. Однако если обратиться к климатическим планам иностранных городов, претендующих на лидерство, становится очевидно — подход к их реализации за рубежом гораздо более основательный. Стратегию достижения углеродного баланса в Копенгагене разработали в 2012 году, а в Аделаиде — в 2015-м. На этих территориях уже проделана большая работа, и имеется наглядный результат.

Полная программа сахалинского эксперимента, в свою очередь, была утверждена лишь накануне 2022 года: на выполнение своего амбициозного плана у местных властей есть всего 3 года. Тем не менее, если смелую инициативу все же реализуют в срок, Россия заслужит звание одной из первых стран, добившихся углеродной нейтральности в региональном разрезе.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.