Мир

Последний маршал. «Исламское государство» бросает вызов талибам в Афганистане. Кого поддержит легендарный командир?

Фото: Paula Bronstein / Getty Images

В Афганистане все ярче проявляются признаки очередного витка гражданской войны. В стране обосновалось множество террористических организаций, и большинство из них вступает в открытый конфликт с движением «Талибан» (запрещено в России). Самый грозный противник талибов — группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), которая регулярно устраивает теракты по всей стране. Не дремлет и сопротивление в лице бывших военных, которые осели в труднодоступных горных районах или соседних странах. Один из них — бывший генерал просоветского режима, единственный маршал Афганистана и лидер афганских узбеков Абдул-Рашид Дустум. Этот легендарный офицер, по последним данным, налаживает связи с главой афганского филиала ИГ — Санауллой Гафари. Пойдет ли единственный маршал Афганистана на сговор с террористами и сможет ли он дать новый бой талибам — в материале «Ленты.ру».

Ищет Америка, ищут талибы

«ИГ-Хорасан» — так обычно именуют в СМИ афганский филиал ИГ. Сами террористы обозначают его «Вилаят Хорасан» (Хорасаном называется историческая область, включающая в себя частично территории нынешних Ирана, Афганистана, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана, — прим. «Ленты.ру»). Главарем группировки, по версии американских спецслужб, в настоящее время является Санаулла Гафари, также известный по прозвищу Шахаб аль-Мухаджир. Афганец по национальности.

Он возглавил «ИГ-Хорасан» в июне 2020 года после того, как его предшественника Абу Омара аль-Хорасани захватили афганские спецслужбы. По данным британских журналистов, аль-Хорасани после пленения находился в кабульской тюрьме Пули-Чархи вплоть до захвата столицы радикальным движением «Талибан» в середине августа 2021 года. Взяв под свой контроль главную тюрьму, талибы застрелили аль-Хорасани и еще восемь боевиков ИГ, находившихся в заключении.

Отношения между талибами и «ИГ-Хорасаном» не складывались с самого появления группировки в Афганистане. Цели у двух террористических организаций резко различаются: движение талибов стремится лишь к созданию своего государства (исламского эмирата) в Афганистане, экспортировать свой опыт в другие страны, как они много раз заверяли, они не хотят. В отличие от «ИГ-Хорасана», который декларирует, что Афганистан должен стать частью всемирного исламского халифата. К тому же «ИГ-Хорасан» претендовал на место основной антиправительственной группировки, хотя эту нишу прочно занимал «Талибан» с тех пор, как в стране было создано проамериканское правительство в 2002 году.

До того как Государственный департамент США объявил имя нынешнего главаря «ИГ-Хорасана», в медиа циркулировало только его «партийное» прозвище — Шахаб аль-Мухаджир. Это обычная практика во многих террористических группировках, проповедующих радикальные версии ислама, когда новоприбывший боевик вместо своего старого имени получает новое — чисто арабское. «Мухаджир» в переводе с арабского означает «переселенец». Мухаджирами называют мусульман, которые переселились в другие страны ради спасения своей веры. Это может говорить о том, что Санаулла Гафари в какой-то момент своей жизни менял страну проживания, и именно этим объясняется его новое имя. Однако достоверной информации в открытых источниках по этому поводу нет.

По американским данным, Шахаб аль-Мухаджир ответственен за решения о проведении всех террористических атак в Афганистане с лета 2020 года. Но если за первый год «ИГ-Хорасан» удалось провести всего 60 терактов, то в 2021 году боевики группировки устроили уже 334 теракта. Причем самые резонансные и кровавые были проведены после того, как власть в Афганистане оказалась в руках талибов. Счет жертв идет на сотни.

Например, 26 августа, через 10 дней после захвата Кабула талибами, смертники «ИГ-Хорасана» произвели взрывы в толпе афганцев, собравшихся перед аэропортом Кабула и ожидавших эвакуации за границу. Погибло около 200 человек, в том числе 13 военнослужащих Вооруженных сил США — это самая большая единовременная потеря американцев за 10 лет в Афганистане

3 октября возле одной из крупнейших суннитских мечетей Кабула Ид-Гах произошел взрыв во время проведения панихиды по матери одного из представителей «Талибана». В церемонии участвовало большое количество членов радикального движения. В результате взрыва погибли около 10 человек. Меньше чем через неделю смертник взорвал себя в шиитской мечети на севере страны — в городе Кундузе. Погибли и получили ранения около 300 человек, в том числе дети.

Афганцы, пострадавшие в ходе терактов возле аэропорта Кабула, 26 августа 2021 года

Афганцы, пострадавшие в ходе терактов возле аэропорта Кабула, 26 августа 2021 года

Фото: Mohammad Asif Khan / AP

Ответственность за все упомянутые теракты взяло на себя «ИГ-Хорасан». Талибы, ставшие новой властью в Афганистане, объявили Шахаба аль-Мухаджира в розыск сразу после взрыва возле кабульского аэропорта. Парадоксально, что талибы озаботились розыском террориста только после того, как погибли в том числе их многолетние враги — американские военнослужащие. Впрочем, в истории с «ИГ-Хорасаном» это не единственный парадокс.

После того как Государственный департамент США озвучил настоящее имя аль-Мухаджира, афганские журналисты, вынужденные покинуть Афганистан, опубликовали служебные документы Санауллы Гафари. Если верить этим документам, нынешний лидер «ИГ-Хорасана» в свое время служил телохранителем лидера афганских узбеков, непримиримого врага талибов Абдул-Рашида Дустума.

Удостоверение телохранителя было выдано Гафари в 2019 году. В то время Дустум являлся первым вице-президентом Афганистана. Он бежал из страны в середине августа 2021 года, когда подчинявшиеся ему вооруженные формирования не смогли сдержать наступление «Талибана» на севере страны.

Где сейчас Дустум — неизвестно. По одной версии — в Узбекистане, по другой — в Турции. Зато известно, что бывший начальник его охраны — генерал Абдул-Саттар Касеми — находится в Иране. Именно подпись Касеми стоит на удостоверении, выданном в 2019 году Санаулле Гафари. Бывший начальник дустумовской охраны оперативно прокомментировал иранским СМИ, что такого удостоверения он не выдавал, среди его бойцов не числился человек с именем Санаулла Гафари. Касеми сказал, что удостоверение, появившееся в социальных сетях, — подделка, однако сделана она очень качественно.

Санаулла Гафари

Санаулла Гафари

Фото: Госдепартамент США

Генерал, воевавший за всех, кроме талибов

Дустум — личность легендарная в Афганистане. Он успел повоевать и на стороне СССР, и за США, несколько лет у него было собственное квазигосударство, он построил для себя с десяток шикарных дворцов в разных частях нищего Афганистана, стал первым афганским маршалом, при этом несмотря на возраст и звания участвовал в военных операциях в передовых порядках.

Дустум родился в 1954 году в смешанной узбекско-туркменской семье в северной афганской провинции Джаузджан. В 1978 году поступил на военную службу. В декабре того же года начался ввод советских войск в Афганистан. В 1980 году перспективного молодого военного Дустума отправили в СССР на учебу — учился он в Ташкенте и в Москве. В 1980-х уже будучи полковником Дустум командовал 53-й дивизией правительственной армии, дислоцированной на севере Афганистана и состоявшей преимущественно из этнических узбеков. Советские офицеры хорошо отзывались об афганском сослуживце — высоко ценили его смелость и командирские качества.

В феврале 1989-го закончился вывод советских войск из Афганистана. После этого режим просоветского лидера Мохаммада Наджибуллы смог продержаться еще три года. Противостоять ему пришлось не только моджахедам, но и тем, кто их открыто поддерживал, — Пакистану и США. То есть власти Демократической Республики Афганистан, как тогда называлась страна, противостояли заведомо более сильному врагу. И это сопротивление продолжалось целых три года. Ставший в то время генералом Дустум был одним из ключевых командиров правительственных сил. В частности, дислоцированный в Кабуле гарнизон подчинялся ему.

Абдул-Рашид Дустум во время учений недалеко от Кабула

Абдул-Рашид Дустум во время учений недалеко от Кабула

Фото: Reuters

В середине апреля 1992 года 38-летний генерал Дустум устроил мятеж против Наджибуллы. На самом деле это был вынужденный мятеж. Правительственные силы терпели одно поражение за другим после того, как с января 1992-го Россия прекратила все поставки боеприпасов и топлива афганской армии. Сотни танков правительственных сил просто стояли на своих позициях — не могли маневрировать или вести огонь, превратились в бесполезное железо.

Дустум, видимо, почуял, что надо что-то делать, чтобы не оказаться в числе проигравших. Он устроил мятеж, сверг Наджибуллу, договорился с моджахедами, что они смогут мирно войти в Кабул. Афганская столица в результате была поделена на зоны ответственности между различными группировками моджахедов и узбеками Дустума. В частности, за дустумовцами остался контроль над столичным аэропортом. Именно его войска проводили эвакуацию российских дипломатов осенью 1992 года.

В том же году в Афганистане началась гражданская война всех против всех. Дустум увел свои силы из столицы в северные провинции Джаузджан, Фарьяб, Балх и Кундуз, где преобладали узбеки и туркмены. Войско Дустума насчитывало около 40 тысяч бойцов, сотни единиц бронетехники и десятки единиц авиации. Там они вместе со сторонниками организовали свое квазигосударство — неформально его называли «Дустумистан». В Дустумистане печатались собственные деньги, даже имелась своя гражданская авиакомпания — «Балх Эйр», совершавшая рейсы в Узбекистан. Столицей квазигосударства был крупнейший город на севере Афганистана — Мазари-Шариф.

Бывший просоветский военачальник вступал в альянсы то с одними полевыми командирами, то с другими: противники и союзники в тот период афганской истории менялись раз в несколько месяцев. Ситуация коренным образом изменилась с появлением радикального движения «Талибан». Сперва оно взяло под свой контроль юг страны, в 1996-м без боя захватило Кабул, а потом двинулось на север. В мае 1997 года талибы взяли Мазари-Шариф — Дустумистан прекратил свое существование. Следующие несколько лет остатки войск Дустума вместе с отрядами лидера афганских таджиков Ахмад Шаха Масуда, объединившиеся в «Северный альянс», оборонялись в труднодоступных районах на севере Афганистана.

Ситуация резко поменялась в 2001 году после терактов 11 сентября в США. Американская армия искала возможность разгромить талибов в Афганистане, поэтому ее авиация начала поддерживать отряды «Северного альянса». Уже в ноябре Дустум вернул контроль над Мазари-Шарифом. В декабре 2001 года талибы фактически были разгромлены, оставшиеся в живых бежали в горы на границе с Пакистаном.

После прихода американцев Дустум стал начальником штаба новой афганской армии, и он снова стал полновластным хозяином нескольких провинций на севере страны, где преобладали узбеки и туркмены. Кроме регулярных армейских частей и полиции, в Джаузджане и Фарьябе были сформированы местные ополчения, которые подчинялись исключительно Дустуму. В 2014 году он получил пост первого вице-президента, а в 2019-м стал первым и пока единственным афганским маршалом.

Весной 2021 года началось триумфальное наступление талибов в Афганистане. Они стремительно брали одну провинцию за другой. В начале августа Дустум прилетел в Мазари-Шариф из Турции, где несколько месяцев находился на лечении. Он грозился разгромить отряды талибов, которые воюют в северных афганских провинциях. Однако меньше чем за две недели талибы сломили сопротивление дустумовских вооруженных формирований и частей правительственной армии. Сам Дустум бежал за границу.

Абдул-Рашид Дустум в международном аэропорту Кабула, 22 июля 2018 года

Абдул-Рашид Дустум в международном аэропорту Кабула, 22 июля 2018 года

Фото: Rahmat Gul / AP

В плену, как в гостях

В 2018 году, когда Дустум еще был полновластным хозяином нескольких северных провинций Афганистана, в уезде Дарзаб в провинции Джаузджан происходили ожесточенные бои между отрядами «ИГ-Хорасана» и «Талибана». Появившаяся тремя годами ранее группировка «ИГ-Хорасан» изначально базировалась в восточной афганской провинции Нангархар. Дело в том, что в Нангархар в 2010-2011 годах бежали из Пакистана боевики различных радикальных группировок, которые в то время успешно громила пакистанская армия.

В начале 2015 года беглые пакистанские радикалы стали ядром свежесозданного «ИГ-Хорасана». В 2017 году к группировке примкнул командовавший антиправительственными формированиями в уезде Дарзаб полевой командир Хикмат, который ранее взаимодействовал с талибами. Дарзаб превратился в северный оплот «ИГ-Хорасана». К Хикмату прибивались не только афганцы, ушедшие из «Талибана», но и иностранные боевики: кавказцы из России, выходцы из Франции, Узбекистана, Таджикистана и других стран.

«ИГ-Хорасан» установил очень жестокий режим в Дарзабе. Боевики расправлялись даже с подростками, заподозренными в сотрудничестве с правительственными силами. И все же основным противником окопавшихся в Дарзабе террористов стало не афганское правительство, а «Талибан». Захваченным в плен талибам отрубали головы

Логично, что радикальному движению нужно было что-то предпринимать, чтобы осадить претендующую на их место группировку. В июле 2018 года талибы начали масштабное наступление в Дарзабе. Как утверждали позже командиры «ИГ-Хорасана», талибы собрали около 2 тысяч бойцов против них: подтянули свои отряды даже из южных провинций Афганистана. К концу июля отряды «Талибана» успешно зачистили несколько сел, потери противника исчислялись сотнями — убитых, раненых и попавших в плен.

И тогда командиры «ИГ-Хорасана» в Дарзабе пошли на хитрый ход и решили сдаться правительственным силам. В итоге вертолеты правительственной авиации вывезли 200 с лишним боевиков «ИГ-Хорасана», оказавшихся в окружении талибов, в административный центр Джаузджана город Шиберган. «Талибан» опубликовал заявление по поводу случившегося. Радикальное движение обвинило правительство в помощи конкурирующей террористической группировке.

Боевики «Исламского государства», сдавшиеся афганским правительственным силам в апреле 2018 года после поражения от талибов

Боевики «Исламского государства», сдавшиеся афганским правительственным силам в апреле 2018 года после поражения от талибов

Фото: Mirwais Bezhan / Wikimedia

Спасенных от талибов террористов разместили в довольно комфортных условиях в Шибергане. По свидетельству журналистов, к ним отнеслись «больше как к гостям, чем как к пленным». Это вызвало негодование как среди гражданских лиц, так и среди солдат Вооруженных сил Афганистана, поскольку боевики продолжали называть своих охранников, чиновников и журналистов «неверными» и открыто «хвастались участием в актах крайнего варварства, таких как обезглавливание и использование детей-солдат».

Один из командиров сдавшихся террористов мулла Нимтулла заявил, что он рассматривает возможность присоединиться к проправительственным силам вместе со своими последователями. В прошлом, по его словам, он уже однажды сражался за правительство. Позже афганское правительство заявило, что сдавшихся в плен боевиков ИГ из Джаузджана перевезли в кабульскую тюрьму Пули-Чархи. И даже если это и так, журналистов к террористам больше не допускали.

Теперь, когда власть в Афганистане взяли талибы, для их непримиримого врага Дустума и других бывших деятелей свергнутого правительства «ИГ-Хорасан» стал вольным или невольным союзником. Именно эта группировка сейчас является основной антиталибской силой в стране.

В октябре 2021 года издание The Wall Street Journal написало, что в ряды «ИГ-Хорасана» теперь вступают бывшие сотрудники афганской государственной безопасности, офицеры армии и полиции, так как на них охотятся боевики «Талибана».

Атака американскими военными позиций талибов, 6 ноября 2001 года

Атака американскими военными позиций талибов, 6 ноября 2001 года

Фото: Reuters

Схожая ситуация в свое время была в Ираке. США, свергнув правительство Саддама Хусейна в 2003 году, распустили все иракские силовые ведомства и запретили бывшим сотрудникам поступать на службу во вновь организуемых силовых ведомствах. Таким образом профессионалы армии и государственной безопасности оказались изгоями. Более того, на них устраивали охоту как оккупационные американские войска, так и спецподразделения нового проамериканского правительства Ирака. В результате бывшие саддамовские силовики стали вступать в различные радикальные группировки. А бывший советник Хусейна по вопросам безопасности генерал Иззат Ибрагим ад-Дури, как утверждали американские дипломаты, стал одним из создателей ИГ в Ираке.

Сценарий может повториться и в Афганистане. Дустум по-прежнему имеет влияние на афганских узбеков и туркмен. И даже если нынешний лидер «ИГ-Хорасана» на самом деле не служил в его охране, то усиление репрессий против бывших дустумовских силовиков, оставшихся в Афганистане, репрессии в отношении узбеков и туркмен (уже появлялись сообщения, что талибы изгоняют их), вполне могут сделать первого афганского маршала союзником террористической группировки. А Дустум умеет сотрудничать с кем угодно ради достижения собственных целей. Тем более, если эти союзники сражаются с его злейшим врагом — «Талибаном».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.