Культура

И грянул гром. На экраны вышел триллер о Европе на грани самой большой войны в истории. Почему его важно смотреть?

Кадр: фильм «Мюнхен: На грани войны»

На Netflix вышел фильм «Мюнхен: На грани войны» с Джорджем Маккеем и Джереми Айронсом, рассказывающий о попытках британских и немецких дипломатов предотвратить Вторую мировую войну. «Лента.ру» рассказывает, почему фильм, финал которого можно прочесть в Википедии, получился увлекательным и при чем здесь Гитлер.

1932-й год, Оксфорд. На вечеринке одну сигарету на троих курит вполне ремарковская троица друзей: Хью Легат (Джордж Маккей), Пауль фон Хартманн (Яннис Нивенёр) и пьяненькая девушка Пауля Лена (Лив Лиза Фрис). Шесть лет спустя британец Хью служит у министра иностранных дел Невилла Чемберлена (Джереми Айронс), а разругавшийся с ним на почве симпатий к нацистам Пауль — переводчиком в германском МИДе. Гитлер тем временем готовится войти в Чехословакию, Великобритания укрепляет памятники мешками с песком, а Чемберлен собирается на экстренные переговоры в Мюнхен. Параллельно Легата вербует Ми-6, чтобы он забрал у неназванного немецкого дипломата секретные документы с настоящим планом фюрера. Этим дипломатом волею судеб и оказывается Пауль, успевший разочароваться в идеях национал-социализма.

Кино о Второй мировой уже, кажется, поднадоело не только россиянам, но и во всем остальном мире. Тем удивительнее выглядит появление «Мюнхена» на Netflix — платформе, тщательно следящей за тем, чтобы продукция отражала актуальные тренды. Здесь фильм Кристиана Швохова (который до этого снял несколько эпизодов «Короны») работает на эффекте неожиданности: военная драма от Netflix не может оказаться рядовой поделкой, должна хоть чем-то, но удивить. В первую очередь, пожалуй, интригует здесь выбор литературной основы. «Мюнхен» поставлен по роману Роберта Харриса, который к теме Второй мировой обращается не впервые. Первую славу он заработал благодаря «Фатерланду» — роману, в альтернативной истории которого Германия в войне победила (в 1994-м книжку экранизировали с Рутгером Хауэром в главной роли). Кроме того, на его счету, например, тоже экранизированные «Энигма» про британских криптографов и «Архангел», где речь шла о тайне смерти Сталина (в фильме по роману сыграли Дэниел Крейг и Лев Прыгунов). Наконец, совсем недавно к творчеству Харриса обращался Роман Полански — в «Офицере и шпионе», посвященном делу Дрейфуса. Короче говоря, Харрис — писатель, не просто увлеченный историей середины прошлого века, но и умеющий найти к ней подход, закрутить интригу и сделать увлекательной.

В данном случае этим двигателем интриги выступают два вымышленных персонажа, волею судеб оказавшихся по разные стороны разгорающегося конфликта, но упорно движущихся друг другу навстречу. Легат и фон Хартманн разделены не только непосредственно государственной границей, но и мировоззрением. Первый — британец, старающийся при любых обстоятельствах сохранять выдержку, второй — немец, разгоряченный восстанием Германии из пепелища Первой мировой. Даже оказавшись в статусе заговорщиков, Хью и Пауль продолжают оставаться почти непримиримыми спорщиками. Когда первый предлагает второму бежать от опасности, тот наотрез отказывается: «Я никогда не покину Германию». Кроме того, Швохов и Харрис на полную пользуются предлагаемыми обстоятельствами.

У каждого из их главных героев будет высшая точка, момент истины, матч-пойнт, который теоретически мог бы изменить историю

Однако в отличие от «Фатерланда», «Мюнхен» — произведение сугубо реалистическое, а значит, и финал здешнего сюжета можно вычитать, например, в Википедии. Именно поэтому, отладив динамический диапазон саспенса с помощью главных героев, Швохов значительную часть хронометража тщательно выстраивает второй и третий планы, чтобы дать зрителю пресловутый эффект погружения. Парящие в лондонском небе дирижабли, расписанные антисемитскими лозунгами витрины немецких магазинов (похожие кадры, кстати, совсем недавно были и у Полански) и, разумеется, черно-белые свастики на красных полотнищах. Несмотря на то что формально войны в кадре нет, бессолнечная смурь европейских улиц будто бы пропитана дымом — возможно, от сигар, которые не спеша курит Невилл Чемберлен.

Собственно, Чемберлен — важнейшая фигура в событиях конца 1930-х годов — здесь почти все время находится на втором плане. Именно поэтому его роль отдана Джереми Айронсу — актеру, способному обеспечить необходимый уровень звездного присутствия даже в камео. Его выход на авансцену случится ближе к кульминации сюжета, в которой он сыграет, как это и было в реальности, не последнюю, но какую-то демонстративно блеклую, невзрачную роль. Британцев, которые вскоре призвали на пост премьера Уинстона Черчилля, вполне можно понять — для таких периодов истории нужен кто-то ярче и остроумнее.

Вторая ключевая историческая фигура в конструкции «Мюнхена» — это, конечно, Адольф Гитлер, выдающимся образом сыгранный здесь Ульрихом Маттесом (занятно, что до этого он играл Геббельса в «Бункере» с Бруно Ганцем). Маттес играет фюрера почти сдержанно — все напряжение и темперамент спрятаны под почти непроницаемую и оттого особенно жуткую гримасу. Сквозь эту физиономию то и дело проступают черты прочих реальных исторических диктаторов (кажется, что Маттес запросто справился бы и со Сталиным). Это будто бы не Гитлер как таковой, а олицетворение вируса властного безумия, необратимо меняющего внешность и приводящего к непредсказуемым последствиям. Две с половиной сцены с Гитлером — едва ли не лучшее, что есть в этом крепком, но не слишком, наверное, выдающемся фильме. То, что делает эту аккуратную реконструкцию неожиданно актуальной. То, ради чего «Мюнхен», действительно, стоит увидеть.

Затмевает эти сцены лишь тот факт, что финальные титры отличаются такой неловкостью формулировок, что провозглашают «британцев и их союзников» единственными победителями во Второй мировой. С другой стороны, как иначе мог закончиться фильм о том, что всякий хочет стать героем, но не у всех получается.

Фильм «Мюнхен: На грани войны» (Munich: The Edge of War) вышел на Netflix

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.